На главную

 

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА

ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ

Кафедра телевидения и радиовещания

 

Радиостанция 'РаКурс' (1994-1998 г.г.): история создания, концепция вещания, программная политика.

 

 

Дипломная работа студентки 5 курса дневного отделения (радиовещание) Анастасии Михайловны Зотовой.

 

Научный руководитель кандидат искусствоведения доцент Екатерина Александровна Болотова.

 

 

Москва – 2013

 

 

Содержание

Введение.............................................. 3

Глава первая.  История создания радиостанции «РаКурс»................... 9

§ 1. Отечественное радиовещание в период становления рынка...................................................... 9

§ 2. Создание радиостанции «РаКурс».............................................. 16

§ 3. Выход радиостанции в эфир...................................................... 21

§ 4. Смена главного редактора радиостанции «РаКурс»................... 24

§ 5. Закрытие радиостанции.. 31

Глава вторая. Концепция вещания и программная политика............... 37

§ 1. Формат радиостанции...... 37

§ 2. Прямой эфир на радиостанции..................................... 42

§ 3. Программная политика радиостанции..................................... 54

§ 4. Целевая аудитория и реальная аудитория.......................... 88

§ 5. Конкурентная среда на московском радиорынке в 1994-1996............................................................... 92

Заключение........................................ 98

Литература и источники.............. 103

Приложение 1. Расшифровка интервью с Кириллом Мошковым.............................................................. 108

Приложение 2. Расшифровка интервью с Олегом Чилапом..... 123

Приложение 3. Письмо сотрудников радиостанции «РаКурс» Борису Ельцину.......... 149

Приложение 4. Расшифровка интервью с Денисом Борняковым............................................................. 151

Приложение 5. Расшифровки программ радиостанции «РаКурс»............................................................. 153

 

 

 

 

Введение

Настоящее дипломное сочинение посвящено истории московской радиостанции «РаКурс», выходившей в эфир на средних волнах с 1994 по 1998 год.

90-е годы ХХ века часто называют «золотым веком» отечественного постсоветского радиовещания. В эти годы рынок радиовещания только появлялся, а сотрудники радиостанций лишь начинали изучать пришедшие из западных стран понятия форматов, программируемого музыкального вещания, характеристик целевой аудитории и основы ведения радиобизнеса. Зачастую, не обладая необходимыми знаниями о том, какие именно действия способны привлечь аудиторию, журналисты экспериментировали над программной политикой радиостанции, иногда на выходе получая уникальное средство массовой информации, подобное которому сложно отыскать в мировой практике.

Благодаря этому, радиорынок постсоветского вещания в Москве представлял собой не совокупность «безликих» СМИ, а собрание ярких радиостанций, каждая из которых обладала несомненной культурной ценностью. Модели вещания многих радиостанций, вещавших в столице в 90-х годах, представляют значительный интерес для исследования.

«РаКурс» - это одна из первых российских негосударственных радиостанций разговорно-музыкального формата. Интерес представляет ее история (финансирование благодаря спонсору, невозможность перейти на fm-вещание из-за высокого уровня коррупции, попытка рейдерского захвата радиостанции), а также принципы ее работы (сотрудниками радиостанции были в основном не квалифицированные журналисты, а специалисты из смежных областей; назначались ведущие эфирного дня, причем такой ведущий заодно исполнял обязанности звукорежиссера). Отличными от современных были как музыкальная направленность радиостанции (на волнах радиостанции звучали музыкальные композиции практически всех возможных жанров и направлений, абсолютно отсутствовала лишь не представляющая никакой культурной ценности поп-музыка), так и программная политика (в эфир могли выходить литературные, философские, научные, детские и многие другие программы).

Актуальность исследования истории и программной политики радиостанции «РаКурс» заключается в том, что эта радиостанция является типичным представителем аудиовизуальных средств массовой информации 90-х годов. Обязанная своим появлением коллективу единомышленников, эта радиостанция, появившись на рынке радиовещания лишь в 1994 году, сумела к 1996 году стать одной из самых рейтинговых в Москве и Московской области, несмотря на то, что радиостанции так и не удалось получить FM-частоту, и вещала она исключительно на средних волнах. На примере истории «РаКурса» можно выявить такие характерные черты радиостанций 90-х годов, как непрофессионализм их владельцев, отсутствие квалифицированных сотрудников, дифференциацию и персонификацию программ.

Новизна исследования заключается в том, что на данный момент практически не существует работ, посвященных данной радиостанции (кроме дипломной работы и диссертации Н.С. Барабаш).

Цель дипломного исследования – изучить существование радиостанции «РаКурс» в период формирования радиорынка; исследовать процесс изменения ее программной политики и концепции вещания; выяснить, что именно позволило ей существовать несколько лет и завоевать лояльную аудиторию; выявить примере «РаКурса» основные закономерности, характерные для развития первых московских радиостанций в период постсоветского вещания.

В связи с этим могут быть поставлены следующие задачи:

·          Выяснить причины появления данной радиостанции,

·          Исследовать историю радиостанции,

·          Изучить особенности ее музыкальной и программной политики в разные периоды существования,

·          Проанализировать особенности работы ведущих на данной радиостанции,

·          Изучить особенности эфирного почерка ведущих,

·          Исследовать принципы работы ведущих со слушателем в эфире,

·          Выяснить методы коммуникации со слушателями вне эфира,

·          Выявить радиостанции, которые могли бы считаться наследниками культурной традиции «РаКурса».

Объектом исследования является история, программная политика и концепция вещания радиостанции «РаКурс» в 1994 – 1998 гг.

Предмет исследования – данные о создании, работе и закрытии радиостанции, а также совокупность эфирного контента радиостанции в указанный период.

Теоретическую базу исследования в первую очередь составляют дипломная работа Н. С. Барабаш «Ведущий в прямом эфире (приемы и методы работы коммерческой радиостанции)» и диссертация «Ведущий информационно-музыкальной радиостанции – становление профессии, специфика и методы работы», автором которой также является Н. С. Барабаш. Помимо вышеперечисленного, при написании дипломного сочинения использовался учебник «Радиожурналистика» под редакцией А.А. Шереля, пособия «История отечественной журналистики» И.В. Кузнецова, «История новейшей отечественной журналистики» Р.П. Овсепяна и кандидатская диссертация В.А. Сухаревой «Система отечественного радиовещания в процессе социально-экономической трансформации». Большим подспорьем в работе стали архивные номера газет и журналов, содержащие информацию о радиостанции «РаКурс» («Вечерний клуб», «Королевский журнал», «Круг друзей», «Московский бит», «Сегодня», «Этажи» и др.). Важным источником послужили статьи на соответствующую тему в сети интернет. Во-первых, были изучены размещенные на сайтах различных изданий воспоминания бывших сотрудников радиостанции о работе на «РаКурсе». Во-вторых, была проанализирована информация на сайте радиостанции «РаКурс» (www.rakurs.ru) и на странице «Радио "SNC" и радио "РаКурс"» на Livejournal (http://snc-rakurs.livejournal.com/). Эмпирическую базу исследования составляют программы, прозвучавшие на радиостанции «РаКурс» в указанный период. Кроме того, в исследовании автор опирается на интервью из собственного архива. В ходе исследования удалось пообщаться с бывшими сотрудниками станции Кириллом Мошковым (ведущий субботнего эфирного дня, работал под псевдонимом Константин Волков) и Натальей Барабаш (ведущая музыкальной передачи «CD-Обозрение» на «РаКурсе»), а также с главным редактором (1996-1998) и ведущим двух эфирных дней Олегом Чилапом, которые рассказали о принципах работы радиостанции.

При работе над дипломным сочинением были использованы такие методы сбора информации, как наблюдение и сравнение, интервью, изучение архивных источников.

Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложения.

Во введении обосновывается актуальность и новизна выбранной темы, приведена структура работы, а также дан обзор источников, изученных в процессе работы.

В первой главе рассматривается история создания радиостанции в 1994 году, ее функционирование на протяжении всего времени существования канала вплоть до закрытия в 1998 году, в контексте развития отечественного радиовещания в указанный период. В первом параграфе анализируется ситуация на рынке радиовещания в период существования радиостанции. Во втором параграфе представлено исследование событий, повлекших за собой создание радиостанции. В третьем параграфе дана информация о подготовке радиостанции к выходу в эфир и проанализированы особенности ее функционирования в 1994 – 1996 годах. В четвертом параграфе рассмотрены перемены, произошедшие в управлении радиостанцией и в ее функционировании, произошедшие в связи со сменой главного редактора. В пятом параграфе первой главы проанализированы возможные причины закрытия «РаКурса», а также рассмотрены культурные последствия существования радиостанции.

Во второй главе рассмотрены концепция вещания радиостанции и ее программная политика, проанализированы принципы работы ведущих в эфире, проведено изучение аудитории радиостанции и отмечены возможные конкуренты «РаКурса». В первом параграфе рассмотрена современная теория форматов и найдены черты, которые позволяют говорить о принадлежности «РаКурса» к тому или иному формату. Во втором параграфе систематизированы по нескольким параметрам передачи, звучавшие на волнах радиостанции, а также проанализированы следующие программы: «CD-обозрение», «Celtic Time: вчера, сегодня, завтра», «New Age», «Session», «78 оборотов», «Академический час Джаза», «Книжный развал», «Посидим, поокаем», «Репей», «Хендриксология» и др. В третьем параграфе рассказывается о сотрудниках радиостанции, а также анализируются принципы работы четырех ведущих (Олег Чилап, Никита Иванов, Роберт Редникин и Кирилл Мошков - Константин Волков). В четвертом параграфе определена целевая и реальная аудитории радиостанции, а также проанализированы действия, направленные на привлечение аудитории и увеличение ее лояльности. В пятом параграфе рассмотрены радиостанции, которые могли бы стать конкурентами радиостанции «РаКурс».

В заключении подводятся итоги проведенной работы и делаются основные выводы.

Приложение содержит расшифровки интервью, проведенных автором в процессе сбора информации для дипломного сочинения, а также расшифровки программ, проанализированных в процессе работы.

Данная работа имеет теоретическое значение, поскольку в ней подробно исследовано функционирование одной из московских радиостанций 90-х годов. Представляется, что исследование отечественного радиовещания постсоветского периода невозможно без изучения истории и концепции вещания станций, которые были популярны в то время. Помимо этого, на примере определенной радиостанции можно отследить тенденции, присущие рынку отечественного радиовещания 90-х годов. Информацию из данного дипломного сочинения можно использовать при чтении курса «История отечественной журналистики». Работа послужит дополнительным пособием при изучении дисциплин специализации (например, «История отечественного радиовещания»).

Практическое значение работы состоит в том, что были изучены воплощенные в эфире идеи сотрудников радиостанции, которые могут быть применены для работы современных аудиовизуальных средств массовой информации.

Помимо этого, изучение ошибок, допущенных руководством конкретной радиостанции, вещавшей в 90-х годах, помогло бы избежать подобных промахов.

 

Глава первая. История создания радиостанции «РаКурс»

§ 1. Отечественное радиовещание в период становления рынка

Радиостанция «РаКурс» появилась на отечественном рынке радиовещания в переломный период российской истории – в начале 90-х годов. В классическом университетском учебнике «Радиожурналистика» под редакцией А. А. Шереля это время названо точкой отсчета «нового исторического этапа в развитии радиовещания России»[1].

Исследователи медиа на постсоветском пространстве характеризовали переходный период как «сумму позитивных изменений, вдохновленных западными демократиями»[2].  И, действительно, после того, как в1990-1991 г.г. произошел распад СССР, начались демократические преобразования в стране. В результате политики гласности в средствах массовой информации появились новые темы, начали освещаться различные актуальные проблемы. По словам экспертов, именно СМИ стали «важной движущей силой перемен»[3]. Курс гласности «открыл СМИ вход в политическое пространство и обеспечил… активное участие в создании антикоммунистического протеста»[4]. Практически ни одно средство массовой информации не избежало участия в политической жизни государства.

Радиовещание в это время остается одним из самых важных каналов передачи информации: сетью эфирного и проводного вещания к началу 90-х была охвачена практически вся территория СССР, в том числе и территория России[5]. Так, в 1990 году вещание вели около 180 радиодомов и свыше 5 тысяч местных радиостанций[6].

10 декабря 1990 года начало вещание «Радио России»[7]. В ноябре-декабре 1991 года Гостелерадио СССР было преобразовано в Российскую государственную телерадиокомпанию «Останкино», в состав которой вошли «Радио-1», «Маяк», программа «Молодежный канал» радиостанции «Юность» и радио «Орфей». После ликвидации в  1995 году «Останкино» данные каналы получили статус общероссийских. Что касается «Радио-1», в августе 1997 года Указом Президента «О совершенствовании структуры радиовещания в РФ» оно было ликвидировано как государственная станция, но возродилось как негосударственное СМИ под названием «Радио-1-Культура»[8].

В принятом в 1990 году Законе СССР «О печати и других средствах массовой информации», а затем в Законе Российской Федерации «О средствах массовой информации» (1991) было закреплено право на создание частных СМИ. По словам И. В. Кузнецова, в результате, вместо однообразных партийных появились разные по направлению и содержанию средства массовой информации – «качественные и массовые, дотируемые из казны и коммерческие, официальные издания, отражающие точку зрения правительства и властных структур, и…критикующие существующий режим»[9].

Авторы учебника «Радиожурналистика» фиксируют «бурный рост негосударственных радиостанций» по стране, в том числе и в столице. По данным, приведенным в пособии, в 1990 году в Москве работали три негосударственные станции, в 1991 году – уже десять, в 1993 году - двадцать[10]. К середине 1994 года было выдано более 400 лицензий на независимое телерадиовещание.

Стиль новых частных радиостанций и тот набор информации, который они готовы были предложить аудитории, значительно отличался от того, к чему привыкли слушатели «Гостелерадио». В. А. Сухарева отмечает, что в начале 90-х в России появились практически все элементы, альтернативные советской системе радиовещания[11], в числе которых можно назвать:

·                         пиратские музыкально-развлекательные радиостанции,

·                         музыкально-развлекательные станции,

·                         разговорно-музыкальные радиостанции,

·                         общественно-политические радиостанции,

·                         религиозные радиостанции.

Программы данных радиостанций содержали информационные блоки, публицистические и музыкальные передачи, рекламу[12].

В 1993 году была создана Федеральная служба России по телевидению и радиовещанию, которая на основе конкурсов выдавала лицензии на вещание в различных диапазонах[13]. Однако, по свидетельствам очевидцев, среди сотрудников данной службы процветала коррупция, и получить лицензию честным путем было довольно проблематично[14].

В начале 90-х годов большое количество радиостанций получили частоты в диапазоне УКВ, поскольку на его прием была рассчитана отечественная техника[15]. Что касается технической базы самих СМИ, она в целом оставалась весьма скудной вплоть до конца 90-х[16].

В отличие от редакционно-издательского бизнеса, существовавшего еще до революции и достаточно быстро возродившегося в России, радиобизнес не был сформирован в течение первых лет после перестройки. Из-за царившего на российском радиорынке хаоса, в начале 90-х радиостанции зачастую существовали очень непродолжительное время. Они закрывались по разным причинам: вмешивалось правительство (радио «Вокс»), происходили рейдерские захваты (радиостанция «Надежда»), не продлевали лицензию («SNC»), или же просто не хватало финансирования.

Однако, по всей видимости, радиовещание представлялось выгодным делом: свидетельством тому служат крупные иностранные инвестиции, а также долевое участие государственных структур в создании радиостанций. Однако нередко создание радиостанций воспринималось не как бизнес, а скорее как имиджевое хобби.

В. А. Сухарева отмечает как характеристику отечественного радиовещания в 1991-1995 годах непрофессионализм владельцев первых радиостанций[17]. Учредителями и владельцами средств массовой информации могли стать банки, торговые дома, различные компании. Их генеральные директора в основном не обладали необходимыми для ведения радиобизнеса знаниями.

Подобное отношение к радиостанции иногда можно было наблюдать и у работающих в редакции журналистов, которые воспринимали свою деятельность не как ежедневную рутину (работу, приносящую прибыль), а как «возможности повлиять на процессы посредством слова»[18]. Как отмечает В. А. Сухарева, сотрудники многих столичных радиостанций были готовы работать за небольшие деньги.

Поскольку квалифицированных сотрудников, которые могли бы работать на коммерческих станциях, в 90-х годах еще не было, в качестве работников на радиостанции зачастую нанимались специалисты из смежных областей. Благодаря этому, у микрофона оказывались люди, которые обладали не только большими знаниями в сферах науки и искусства, но и даром слова и большой харизмой. Подобные персонажи были интересны аудитории, уставшей от советских дикторов; в это время возникает феномен «авторского ведения эфира» - это было свободное ведение эфира, не ограниченное «категориями форматности»[19].

Радиостанции 90-х пользовались большой популярностью среди слушателей. Владельцы радиоприемников нередко предпочитали «звуковые СМИ» визуальным. При этом в начале 90-х годов коммерческие вещатели говорили об отсутствии конкуренции и взаимодополняемости станций[20].

По словам В. А. Сухаревой, «аудитория была…  наивна... готова слушать все, что бы ей ни предложили»[21]. Р. П. Овсепян отмечает дифференциацию программ, рассчитанных на определенную аудиторию - это позволяло повышать рейтинг радиостанций[22]. Вместе с тем, В. А. Сухарева относит к характерным чертам начала 90-х «размытое представление о целевой аудитории»: слишком мало было количество журналистов, знавших о необходимости определения предполагаемой аудитории, ее характеристик и потребностей[23].

В учебнике «Радиожурналистика» отмечено, что «основу радиовещания в описываемый период составляет прямой эфир с элементами интерактивного общения с аудиторией»[24]. Очень часто у радиостанций образовывался кружок постоянных слушателей, которые регулярно звонили в эфир, встречались с ведущими во время мероприятий, и даже старались помочь (в том числе и финансово) своей любимой радиостанции.

Одной из проблем радиобизнеса (как и практически любого бизнеса в России в 90-х годах) стали попытки рейдерских захватов. В качестве примера в диссертации В. А. Сухаревой приводится история радиостанции «Радио АРТ»: за несколько дней до выхода радиостанции в эфир один из ее учредителей вытеснил остальных из редакции и в корне поменял программную политику станции[25].

К 1996 году, по словам В. А. Сухаревой, начался «период становления рынка радиовещания, когда суть рыночных отношений с их не всегда честной конкуренцией, большими деньгами и рентабельностью, стала постепенно доходить до всех участников этого рынка»[26].

Рост негосударственных станций в эти годы продолжился: к 1998 году Федеральная служба телевидения и радиовещания Российской Федерации выдала более 1500 лицензий на право вещания. Некоторые из первых российских радиостанций, не выдержав конкуренции, закрылись («Рокс», «Вокс»), появились новые, во многом более профессиональные («Серебряный дождь» или «Русское радио»). В Москве к концу 90-х годов работали более 40 негосударственных радиостанций[27].

В эфире начали появляться получившие образование на факультетах журналистики специалисты в сфере СМИ, потеснившие своих предшественников. Недостаток опыта им удалось компенсировать теоретическими знаниями. Именно в этом время западные теории форматов и программирования эфира достигли отечественных радиовещателей.

Несмотря на то, что появившееся желание зарабатывать деньги на радио в это время еще не уничтожило «желание творить», многие радиостанции пошли по пути наименьшего сопротивления, выпуская в эфир в основном музыкальный продукт, имеющий незначительную культурную ценность. Роль ведущего на подобной радиостанции сводилась к анонсированию музыкальных композиций. Другие радиостанции избрали в качестве способа увеличения рейтингов эпатирование публики.

Следует отметить, что к середине 90-х аудитория радиостанций становится более искушенной. По словам В. А.Сухаревой, «по мере увеличения количества радиостанций всеядность эфирного продукта стала проходить. Слушатель стал искать "свое радио", соответствующее хотя бы его музыкальным пристрастиям»[28]. Именно с этим связаны первые попытки форматирования радиостанций, поиски целевой аудитории и стремление соответствовать ее ожиданиям.

По свидетельству К. В. Мошкова, в 1997 году в столице количественный рост радиостанций затормозился, но в целом по России продолжался - за счет открытия новых и расширения уже существующих вещательных структур в региональных центрах, а также развития сетевых радиостанций[29]. В числе станций, имеющих региональные филиалы, К.В. Мошков называет «Радио России – Nostalgie»,  «Русское радио», «Радио 101», «Радио Рокс», «Эхо Москвы», «Радио Максимум», «Авторадио» и др.[30]В это время также, по словам К.М. Мошкова, произошло «усиление роли программируемости эфира как средства четкого соблюдения выбранного формата вещания (и, соответственно, удержания ориентированной на этот формат аудитории)»[31].

В 1997-2000 годах многие эфирные радиостанции начали вещание в сети Internet, в том числе и в режиме реального времени (RealAudio)[32]. Между тем, как отмечал К.М. Мошков, бурного роста чисто сетевых радиостанций в России тогда не произошло: «русскоязычные радиостанции ("Русское Радио в Чикаго" и "Russian Web Radio") работают не из России»[33].

Что касается государственного сектора, то в 1998 году «Радио России» «Маяк» (объединенный с радиостанцией «Юность»), «Орфей» и др. были включены в корпорацию ВГТРК[34].

 

§ 2. Создание радиостанции «РаКурс»

Одной из первых негосударственных радиостанций в России стала станция «SNC» - Stas Namin Centre. Ее учредителем ее стал культурный центр известного музыканта Стаса Намина при Главном управлении культуры Мосгорисполкома[35].

Радиостанция вышла в эфир 4 января 1991 года на средних волнах[36]. В эфире «SNC» звучали европейские и американские шлягеры 80-х годов, ритм-энд-блюз, рэп, тяжелый металл, а также – впервые в истории отечественного радиовещания - отечественная рок-музыка[37].

 В конце сентября 1992 года в связи с прекращением финансирования, радиостанция «SNC» была закрыта, и ее сотрудники – журналисты Анастасия Рахлина, Сергей Галямин, Кирилл Немоляев, Роберт Редникин, Олег Чилап – остались без работы. Однако, по словам Кирилла Мошкова, «они ужасно были привязаны к идее “SNC”»[38], и потому решили создать собственную редакцию, похожую на радиостанцию Стаса Намина. Кроме того, как отмечал Роберт Редникин, «сложился определенный творческий коллектив» и «с уходом «SNC» из эфира, образовалась такая ниша, которую заполнить… никто не смог»[39].

Организовать радиостанцию без поддержки (Стас Намин отказался спонсировать новый проект) оказалось непросто. Олег Чилап рассказал, что с 1992 по 1993 год бывшим сотрудникам «SNC» пришлось работать не по профессии - на малопрестижных и низкооплачиваемых должностях[40].

В 1993 году Олег Чилап, Роберт Редникин и Сергей Галямин сотрудничали с радиостанцией «Вокс», создав двухчасовой канал с несколькими передачами («Дым Отечества» Галямина и Редникина про русский рок, «Восемь рук» Чилапа, под псевдонимом Дема Кныш, о творчестве группы «The Beatles»).  Канал «РаКурс» на радио «Вокс» прекратил вещание лишь с закрытием самой радиостанции (2-3 октября 1993 года)[41].

В сентябре 1993 года группой сотрудников (Сергей Галямин, Роберт Редникин, Андрей Евдокимов, Юрий Спиридонов и Андрей Диденков) был найден учредитель для новой станции - АО «Курс». По словам Роберта Редникина, его владельцы - «люди немного пафосные… захотели иметь свою радиостанцию»[42]. По мнению Кирилла Мошкова, за появление «РаКурса» в российском эфире надо благодарить генерального директора предприятия, Андрея Щербакова - «нового русского», который считал покровительство радиостанции элементом имиджа[43].

Олег Чилап рассказал, что инициатором создания радиостанции на базе АО «Курс» выступил, действительно, Щербаков. Группа журналистов предложила ему спонсировать работу радиостанции, которая будет при этом независимой от акционерного общества. Андрея Щербакова предупредили, что прибыль будет небольшой, а, возможно, ее не будет совсем. «И самое поразительное, что он согласился!», - отмечает Чилап[44].

По его словам, до этого на базе АО «Курс» была создана студия звукозаписи с названием «Гранд» (Андрей Баранов, Игорь Комаров и Юрий Крашевский получили в здании завода несколько комнат для этой цели), и, вероятнее всего, Андрей Щербаков решил совместить радиостанцию и звукозаписывающую студию.

Щербаков заявил, что не собирается диктовать программную политику будущей радиостанции, однако поставил одно условие: в названии станции должно было присутствовать слово «Курс». Сергей Галямин и Олег Чилап придумали название «РаКурс»: слог «Ра» обозначал имя древнеегипетского бога солнца; таким образом, название станции могло быть расшифровано как «курс на солнце»[45].

Несмотря на то, что соглашение о создании радиостанции было достигнуто еще осенью 1993 года, вплоть до весны 1994 года «РаКурс» готовился к выходу в эфир. Подготовка касалась как технической части (ремонт в студии, закупка оборудования), так и юридической (по словам Роберта Редникина, «писанием концепций радиостанции»[46] и коммуникацией с Федеральной службой по телевидению и радиовещанию занимался Сергей Галямин).

Кирилл Мошков отметил, что столь долгий срок «подготовки» был обусловлен недостаточной компетентностью руководства АО «Курс» в радиобизнесе: например, о необходимости лицензии на вещание они узнали, «только когда уже купили передатчик»[47]. «Первое, с чего начали - купили fm-передатчик. Поставили прямо на крыше здания. Но не смогли получить лицензию на этот передатчик», - рассказал Кирилл Мошков[48]. По его словам, получить лицензию на вещание на fm-частотах было довольно трудно из-за высокого уровня коррупции: «Нужно было давать много взяток… инвестор был как-то не готов к такому повороту событий»[49].

По свидетельству К. В. Мошкова, по закону возможна была ситуация, «когда радиостанция приобретает передатчик, лицензирует его в Министерстве связи и вещает сама». Однако, по его словам, «вряд ли монополист - Министерство связи и его структуры, имея возможность брать монопольно высокую… арендную плату за свои передатчики, добровольно лицензирует работу стороннего передатчика»[50].

В результате, радиостанция получила лицензию №528, на вещание на средних волнах. Передатчик, находившийся в городе Электросталь, был связан с редакцией «РаКурса», расположившейся на 2-ой Бауманской улице, в доме 9/23, корп. 18[51] (это было здание, где находился офис АО «Курс»), с помощью сетей МГТС: «Московская городская телефонная сеть дала так называемую выделенную пару, то есть две сдвоенные телефонные линии»[52]. С таким передатчиком «РаКурс» можно было услышать в Москве и Московской области. 

Касаясь ремонта, проведенного в будущей редакции, Кирилл Мошков отмечал, что он не совсем подходил для радиостанции, ибо элементы интерьера создавали посторонние шумы: «были построены перегородочки, которые шатались, когда к ним прислоняешься… падали косяки у дверей, потому что они были плохо прибиты… двери из экономии в некоторых местах оставили старые, советские, поэтому, когда закрывалась дверь в эфирную студию, раздавался смачный лязг замка, потому что замок там был советский… студийное окно выходило прямо на Вторую Бауманскую улицу, по которой ходили трамваи, поэтому окно мы не открывали»[53].

По словам Кирилла Мошкова, студия представляла собой комнату площадью около двадцати квадратных метров. В помещении стоял стол ведущего – с одной стороны в него был вмонтирован пульт и микрофон, с другой стороны находился еще один микрофон – для гостя. Если гостей было несколько, то микрофон приходилось поворачивать, «штанга при этом ужасно скрипела, и это все было хорошо слышно в эфире»[54]. В соседней комнате находилась звукозаписывающая студия («Гранд»), которую сотрудники «РаКурса» также называли «концертной», потому что там можно было в прямом эфире проводить «живые» концерты: «оттуда приходила стереопара с основного пульта»[55]. В стене между обычной и «концертной» студиями находилось окно.

Технический комплекс составляла «полубытовая аппаратура: бытовые компакт-диск-плееры, микрофоны… самые дешевые, пульт для записи и подготовки программ  - списанный из другой студии»[56]. Специально для «РаКурса» были куплены два МЭЗа (магнитофоны, которые писали на широкую ленту) и DAT-машина (цифровой и кассетный магнитофон). По словам Кирилла Мошкова, основой эфирной студии стала техника, списанная с радиостанции «SNC»: микрофоны, пульт, магнитофон контрольной записи эфира[57]. Олег Чилап отметил, что, несколько он помнит, Стас Намин отдал это оборудование бесплатно[58].

Помещение редакции радиостанции выглядело вовсе не так внушительно, как обычно выглядят редакции серьезных медийных проектов, подчеркнул Кирилл Мошков: «Приходили всякие американцы, и они говорили: 'О! А у нас в 1971-ом году… была такая же подпольная радиостанция’… И нам казалось, конечно, что это безумно круто. Американцы-то при этом имели в виду: “Что за дыра, куда я попал?”»[59].

 

§ 3. Выход радиостанции в эфир

Днем рождения радиостанции «РаКурс» стало 16 марта 1994 года. Именно в этот день станция «РаКурс» начала вещание на частоте 1467 кГц, на средних волнах (позже меняла частоту на 1359, 1152 и 792кГц). Вещание шло в тестовом режиме, без живого голоса. Тестовый режим длился 10 дней, в это время в эфире радиостанции звучали только песни[60]. За эти десять дней сотрудники «РаКурса» составляли сетки вещания, придумывали программы, договариваясь, кто какую передачу будет вести. Олег Чилап рассказал, что предложил вести культурологические программы «про всяких интересных людей»[61]. По его словам, «Андрей Евдокимов сказал: “Почему бы нам тогда не делать каждую неделю блюзовую программу”… Настя Рахлина решила делать программу про собак»[62].

По окончании тестового режима, некоторое время станция передавала беседы в прямом эфире. Было установлено время вещания с 07:00 до 01:00, то есть 16 часов в сутки[63]. (Позднее были попытки создать ночной эфир. Но сделать такой эфир регулярным не получилось. Как отмечает Кирилл Мошков, «не было человеческого ресурса, чтобы закрыть такое количество эфира[64]»).

Непосредственным начальником «РаКурса» был Андрей Щербаков, директор АО «Курс». Олег Чилап отмечал, что «Щербаков обладал одной замечательной и по-настоящему редкой для владельца радиостанции чертой – не мешал нам работать. Просто не лез в наши радийные дела»[65].  При этом, каждое утро он заходил в редакцию, чтобы оценивать работу радиостанции. «Заходил в студию, пожимал руки ведущим, пожимал руку инженеру и уходил к себе в офис», - рассказал Кирилл Мошков[66]. По словам Мошкова, иногда Щербаков высказывал мнение по поводу той или иной программы; чаще всего его замечания сотрудниками «РаКурса» игнорировались, но иногда эти пожелания выполнялись:  «Ему, например, захотелось, чтобы сказки по вечерам читали менее мрачные. Сделали больше позитива»[67].

Главным редактором (по просьбе коллектива) был назначен Сергей Галямин[68] (по словам Кирилла Мошкова, интеллигентный человек с довольно мягким стилем управления[69]), а его заместителями - Роберт Редникин и Олег Чилап.

Генеральным директором станции стал Борис Колесняк. По словам Олега Чилапа, Щербаков сделал Колесняка генеральным директором, чтобы «контролировать процесс»[70]. Бывший военный, Колесняк требовал от подчиненных соблюдения дресс-кода и дисциплины. В программную политику радиостанции он не вникал, и, по словам бывших сотрудников, периодически развлекал себя на рабочем месте компьютерными играми[71].

По воспоминаниям ведущих, Борис Колесняк устраивал на радиостанцию своих знакомых из военной среды. Главным инженером на «РаКурсе» был его друг – подполковник (удалось установить только его имя – Николай Иванович). Начальником рекламной службы стал майор, «который отличился тем, что за три с половиной года существования радиостанции не разместил ни одной платной рекламы»[72].

Практически полное отсутствие рекламы стало основной проблемой радиостанции. Рекламодатели намного охотнее несли деньги на станции диапазона FM, а не на средние волны, которые, как казалось многим, уже никто не слушал. Тем более, они с подозрением относились к маргинальной радиостанции с чрезвычайно неоднородной аудиторией. Поэтому «РаКурс», позиционировавший себя как «независимая радиостанция», существовал на деньги АО «Курс».

В связи с этим на радиостанции даже появился шутливый джингл: фраза «Для тех, кто соображает по-русски – независимая радиостанция “РаКурс”», прочитанная с другой интонацией, превратилась в «Для тех, кто соображает – по-русски независимая радиостанция 'РаКурс’» («по-русски независимая» - то есть, не полностью независимая, а зависимая, например, от спонсора)[73].

Кстати, оригинальный джингл радиостанции звучал так: «В эфире независимая радиостанция 'РаКурс'» (прочитана данная фраза была Сергеем Галяминым). Эта фраза – отсылка к джинглу «SNC» («В эфире независимая музыкальная радиостанция “SNC”»). Музыка в джингле «РаКурса» имитировала музыку из джингла «SNC». Этот джингл был создан Юрием Крашевским, с разрешения Стаса Намина.

 

§ 4. Смена главного редактора радиостанции «РаКурс»

По словам Олега Чилапа, Сергей Галямин мечтал, чтобы «РаКурс» стал популярным и влиятельным СМИ. Для осуществления этой цели он нанял на должность PR-менеджера Юрия Троценко, который неожиданно осудил концепцию радиостанции[74]. Заручившись поддержкой генерального директора Бориса Колесняка, Троценко предложил Щербакову изменить программную политику и привести «РаКурс» к успеху. Он нанял на работу «солидных» журналистов из печатных СМИ и поручил им вести эфир.

Как рассказал Олег Чилап, вновь пришедшие сотрудники относились к старой команде радиостанции с презрением. Однако, отметил Чилап, у газетных журналистов не получалось интересных эфиров: «эмоциональности, некой подачи, интересных  интонаций у них не было, не было харизмы... их эфиры были чудовищно нудные»[75].

Сергей Галямин временно снял с себя полномочия главного редактора и ушел в отпуск, поручив руководить радиостанцией Юрию Троценко. По воспоминаниям Олега Чилапа,  после этого новые сотрудники начали «вытеснять» остальных с радиостанции, прибегая к не совсем чистым методам конкуренции: «они стали в эфире говорить про нас обидные вещи»[76].

Олег Чилап рассказал, что старые сотрудники не оставались в долгу, и периодически отвечали тем же. Сам Чилап однажды поставил в эфире песню Бориса Гребенщикова «Козлы», отметив, что посвящает эту композицию новым сотрудникам. За это он получил выговор и был отстранен от эфира на две недели[77].

Однако, старая команда «РаКурса» сообщила Щербакову, что не собирается работать под руководством Юрия Троценко. Они предложили на пост главного редактора кандидатуру Олега Чилапа (который сам об этом не знал, поскольку был отстранен от эфира).

Щербаков согласился отстранить Троценко и его сотрудников от эфира, после того как ему была представлена новая концепция вещания[78]. Так с Олега Чилапа был снят выговор и он стал и.о. главного редактора. Юрий Троценко больше в эфир не выходил.

Когда вернулся Сергей Галямин, он официально снял с себя полномочия главного редактора, и главным редактором стал Олег Чилап. Его заместителями были назначены Сергей Рымов и Лариса Садовская. Также был создан редсовет, куда вошли «старые» сотрудники «РаКурса» (среди них были не только журналисты, но и, например, звукорежиссер – Вячеслав Гришин)[79].

Появились джинглы, озвученные новым главным редактором: «он, как он выражался сам, со всей дурниной кричал таким просветленным голосом: “Процветайте! Процветайте! Процветайте!”[80]»

По информации агентства «InterMedia», в 1995 году радиостанция «РаКурс» занимала пятое место в списке популярных радиостанций[81]. По данным ряда независимых опросов, аудиторию «РаКурса» можно было определить примерно в 120.000 человек (это был лучший для Москвы показатель для средневолновых радиостанций)[82].

В 1995 году сотрудники радиостанции «РаКурс» приняли участие в празднике Московских средств массовой информации, который проходил на территории возле стадиона «Лужники». По рассказам Кирилла Мошкова, перед спортивной ареной были расположены стенды различных  СМИ – среди них и стенд «РаКурса»: «собралось несколько десятков наших слушателей. Мы там тусовались целый день, с утра до вечера, на гитаре играли»[83].

Кроме того, осенью 1995 года представители «РаКурса» побывали на «джазовых дискуссиях», организованных по инициативе Михаила Митропольского – известного джазового обозревателя[84]. По словам Кирилла Мошкова, данную «попытку самоорганизации сообщества джазовых радиоведущих» осуществляли две радиостанции[85], помимо «РаКурса»:

·        «Надежда» (женская радиостанция, существовавшая в эфире со 2 июля 1992 до 4 августа 2000; от других станций отличалась большим количеством диалогов и игр со слушателями)[86],

·        «Радио России» (всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания)[87].

Три раза (сначала в эфире радиостанции «Надежда», затем – «Радио России» и, наконец, - «Радио Ракурс») в течение трех месяцев (октябрь, ноябрь, декабрь) ведущие джазовых радиопрограмм собирались вместе, «чтобы в прямом эфире обсудить свои проблемы, обменяться мнениями и попытаться понять место джазовых программ (и - шире - джазовой журналистики) в общей панораме российских СМИ»[88]. По словам Мошкова, одним из последствий этих дискуссий стало создание в 1997 году Московской ассоциации джазовых журналистов[89].

В январе 1996 года радиостанция «РаКурс» стала информационным партнером празднования юбилея Владимира Высоцкого в Доме Высоцкого на Таганке[90].

В июне 1996 года прошел первый тур президентских выборов, в которых участвовал Борис Ельцин. Его основным конкурентом стал лидер КПРФ Геннадий Зюганов, который в то время для многих олицетворял возможный возврат к коммунистической политике СССР. Когда стало известно, что Геннадий Зюганов прошел во второй тур и может стать президентом, владелец АО «Курс» Андрей Щербаков решил поддержать Бориса Ельцина, используя радиостанцию. Несмотря на то, что «РаКурс» был радиостанцией «вне политики», Щербаков дал указание сотрудникам «РаКурса» написать письмо в поддержку Бориса Ельцина: «Надо написать письмо президенту от имени радиостанции – высказать свою позицию. Нельзя стоять в стороне в столь важный для страны момент»[91].

Щербаков отметил, что этот ход может не только помочь Ельцину одержать победу над лидером коммунистов, но и повысить популярность радиостанции: «сейчас весьма подходящий момент для того, чтобы наша станция заявила о себе… не самое известное в мире радио «РаКурс» в такое шаткое время – не дожидаясь результатов второго тура! – обращается к президенту России… я хочу, чтобы о нашем «РаКурсе» узнали»[92].

Письмо, составленное довольно иронично[93], с пятьюдесятью подписями (сотрудников «РаКурса» и Андрея Щербакова), было отправлено в Кремль. После второго тура выборов, победителем которого стал Борис Ельцин, выяснилось, что расчет Щербакова оправдался: рейтинг радиостанции значительно вырос.

По свидетельству Кирилла Мошкова, в московском регионе в диапазоне УКВ лидерами диапазона среди разговорных информационных станций были «Эхо Москвы» и «Свобода», среди музыкальных – «РаКурс»[94].

По словам Олега Чилапа, радиостанция «РаКурс» стала единственной средневолновой радиостанцией, попавшей  в список «самых топовых радиостанций 1996 года». Ее рейтинги по Москве и Московской области были сопоставимы с рейтингами радиостанций «Европа Плюс» и «Максимум»[95]. Как отмечала Н.С. Барабаш, «РаКурс» делал ставку на «укрепление… собственного имени и престижа»: это органично сочеталось с его культурно-просветительскими задачами, что давало преимущество перед коммерческими радиостанциями[96].

Осенью 1996 года на «РаКурсе» был объявлен конкурс на разработку «эмблемы» радиостанции. Многочисленные изображения пришли в редакцию от радиослушателей. В результате, логотипом «РаКурса» стало изображение золотого круга (солнца, Ра). По словам Олега Чилапа, слушательница, которая представилась как Валентина Алексеевна, заказала «РаКурсу» - за свои деньги - значки с этим логотипом[97]. Логотип был размещен на сайте радиостанции, который появился в 1996-1997 г.г.

Ресурс был создан благодаря московской провайдерской фирме «Rinet», директор которой, Сергей Рыжков, был поклонником радиостанции «РаКурс». По словам Кирилла Мошкова, в компании«Rinet» также работал Павел Ходаков, муж Софьи Соколовой, которая в то время сотрудничала с редакцией «РаКурса»[98]. (До сих пор сайт существует на хостинге «Rinet» бесплатно).

Оформлять сайт помогали слушатели радиостанции «РаКурс», имевшие опыт работы с электронными ресурсами. После появления сайта началась более плотная «работа» с аудиторией, которая получила возможность просматривать фотографии ведущих, читать биографии любимых ди-джеев, слушать подкасты. Слушатели сами могли предложить для сайта фотографии или написать на электронную почту rakurs@rinet.ru. «РаКурс» не забыл о своем родстве с «SNC»: на сайте была создана специальная страничка, посвященная «старшему товарищу».

В это же время (96-97 г.г.) «РаКурс» начал вещать в интернете в прямом эфире, в формате «real audio», также благодаря интернет-провайдеру «Rinet». Звук в интернет выходил с задержкой от 30 секунд до 10 минут: «в офисе «Rinet» стоял радиоприемник, который был подключен к компьютеру, оцифровывал… принятый из эфира средневолновый сигнал и передавал его в интернет», - рассказал Кирилл Мошков[99].

Выход в интернет для «РаКурса» был особенно важен еще и потому, что с передачей сигнала на средних волнах часто случались неполадки, из-за которых приходилось несколько раз менять частоту. (В редакции стоял радиоприемник, настроенный на частоту «РаКурса», и однажды сотрудники поняли, что сигнала через приемник почти не слышно. Выяснилось, что на передатчик приходит примерно 15% от сигнала. Однако, в МГТС сообщили, что не могут разобраться с данной проблемой[100]).

Следует отметить, что все время работы радиостанция планировала получить лицензию на вещание в диапазоне FM: Кирилл Мошков рассказал, что пульт управления fm-передатчиком, стоявший в студии, «иногда включали, прогревали»[101]. Однако, лицензия так и не была получена.

Еще одной проблемой «РаКурса» стал недостаток финансирования. Все средства, полученные от АО «Курс», уходили на поддержание функционирования радиостанции. Средств для повышения уровня радиостанции, привлечения новых слушателей и выхода на fm-вещание не хватало[102].

По словам Кирилла Мошкова, рекламодателей у «РаКурса» не было, были только «партнеры, которые размещали бартерную рекламу»: на «РаКурсе» рассказывали о проходивших мероприятиях, а организаторы мероприятий сообщали, что их информационно поддерживает радиостанция[103]. Другим партнером, по словам Олега Чилапа, была фирма-производитель ланчей: за рекламу, звучавшую в эфире «РаКурса», она бесплатно обеспечивала сотрудников радиостанции полуфабрикатами[104].

 

 

§ 5. Закрытие радиостанции

В середине 1998 года на официальном сайте «РаКурса» появилось сообщение о том, что «радиостанция оказалась в бессрочном отпуске по финансовым причинам. Коллектив станции не распадается и терпеливо ждет предложений о партнерстве»[105]. Закрытие радиостанции не стало для сотрудников неожиданностью – именно к этому все и шло. Сначала – в 1996 году – время вещания сократилось с 16-ти до 14-ти часов: эфир заканчивался не в 01.00, а в 23.00. Затем, помимо ночного перерыва, появился еще и дневной – учредители пояснили, что не в состоянии финансировать 14 часов эфира. Олег Чилап рассказал, что уже с 1996 года начались задержки с выплатой заработной платы, поэтому из редакции ушли многие сотрудники[106].

В конце 1997 года работникам станции объявили, что «РаКурс» на месяц уходит «на профилактику». «Но этот месяц превратился в два месяца, в три месяца», - рассказал Кирилл Мошков[107]. По его словам, в марте 1998 года учредитель сообщил о закрытии радиостанции.

Возможно, к тому времени идея «РаКурса» уже себя изжила. «Все умирает вовремя, исчерпав свои ресурсы», - отметила Радислава Цапина, сообщив, что для ее программ уже не хватало материала[108]. Олег Чилап считает, что радиостанция закрылась потому, что ее сотрудники занимались не бизнесом, а творчеством:  «это не та отлаженная машина, которая может работать без сбоя, выдержать напор рыночных обстоятельств и жесткую конкуренцию в эфире… это логичный и неизбежный финал»[109]. По его словам, радиостанция, даже если бы не закрылась в марте, все равно не пережила бы дефолта, произошедшего в августе 1998 года.

Впрочем, основной причиной стал отказ АО «Курс» финансировать дальнейшую работу станции, которая не приносила никаких доходов. «Был серьезный финансовый конфликт внутри учредителей, внутри фирмы»[110], - рассказал Кирилл Мошков, сообщив, что Щербакова уговорили отказаться от убыточного «РаКурса».

Олег Чилап рассказал, что Щербаков поставил условие: финансирование  станции продолжится, если «РаКурс» выиграет FM частоту. На конкурс делегировали генерального директора – Колесняка – «с пакетом бумаг и документов», однако частоту «РаКурс» так и не выиграл. Чилап предположил, что, «поскольку денег не платили уже давно, то Колесняк умышленно не выиграл конкурс, то есть активно там не участвовал - просто посидел и ушел»[111]. После этого Щербаков сказал, что радиостанция будет работать до начала 1998 года. «Чтобы не объявлять о кончине, мы сказали, что у нас технический перерыв, перенастройка передатчика, что мы еще выйдем, но настроение у всех было такое, что было понятно, что мы никуда не выйдем», - рассказал Чилап[112].

31 декабря 1997 года у радиостанции «РаКурс» был последний эфир. Пришли все ведущие, чтобы поздравить радиослушателей с Новым годом, пожелать им «солнца даже в отсутствие «РаКурса». Олег Чилап рассказал, что во время последнего эфира сотрудники «РаКурса» плакали.

В январе 1998 года в журнале «Второе зеркало» появился некролог радиостанции «РаКурс»[113]. Несмотря на это, слушатели и сами журналисты долго не верили, что «РаКурс» закрылся навсегда. Они полагали, что опыт «РаКурса» не пропадет, и радиостанция обязательно возродится: «Не может такого быть, чтобы столько интереснейших людей, умопомрачительных людей (я имею в виду коллектив радио “РаКурс”), разбежавшись в разные стороны, не захотели снова собраться вместе и продолжить свое благородное дело»[114].

Через 5 лет после закрытия «РаКурса» - 29 июня 2002 года - на ВВЦ прошел концерт «Радио Ракурс вслух»: здесь собрались старые, звучавшие на «РаКурсе», группы: «Оптимальный Вариант», «Браво», группа «Выход», «Рада и Терновник», «Умка и Броневичок» и многие другие, - писал на сайте «Звуки.ру» Роберт Редникин[115].

А в  2004 году состоялось празднование 10-летия «РаКурса» в клубе «Запасник». На концерте выступили группы «The Russian Brothers» (музыкальный ансамбль Попова и Белоброва), «Тайм-Аут» и «Оптимальный Вариант», - рассказал Тимофей Сахно[116].

Примечательно, что под эгидой «РаКурса» до сих проходят концерты - фестивали «Улица Яблочных лет», которые организуются на корабле «Сильвер», прозванный «Желтой подводной лодкой» (один раз концерт прошел в клубе «Не бей копытом»)[117]. На этих фестивалях собираются в основном поклонники «РаКурса».

В настоящее время действует и регулярно обновляется сайт радиостанции www.rakurs.ru. Существует также  гостевая книга «Ракурса» (http://www.guestbook.ru/?action=show&user=rakurs), в которой слушатели до сих пор оставляют комментарии с благодарностью. На ресурсе «Живой Журнал» существует сообщество «Радио "SNC" и радио "РаКурс"» (http://snc-rakurs.livejournal.com). В дневниках пользователей «Живого журнала» можно обнаружить многочисленные воспоминания о «РаКурсе». Например, один из бывших слушателей радиостанции пишет, что у него по сей день хранится призовая кассета, подаренная ему ведущими «РаКурса»[118]. Другой сообщает, что сохранил кассеты, на которых записывал эфир «РаКурса»[119].

У бывших ведущих «РаКурса», кстати, также сохранились довольно обширные архивы передач. Кирилл Мошков рассказал, что у него есть сто двадцать DAT-кассет, и «огромный архив у Славы Гришина, который был главным звукоинженером на станции».[120]

Множество программ, записанных на аналоговые носители, было оцифровано при участии поклонников «РаКурса», поддерживающих электронные ресурсы, посвященные истории радиостанции. Один из них – Денис Борняков (псевдоним - Денис Тубусов) - создатель портала «Радио РаКурс – посмертный подкаст» (http://rakurs.rpod.ru).

16 апреля 2011 года Денис Борняков выступил инициатором создания радиостанции с названием  «Ракурс-Архив», которая продолжает культурную традицию «РаКурса». На «Ракурс-Архиве» выходили записи эфиров и программ радиостанции «РаКурс», а также собственные программы. В таблице ниже приведены названия некоторых подобных программ и имена ведущих. По итогам анализа передач была обозначена их тематика, и, на основе этого, выявлено их сходство с программами «РаКурса».

Название

Автор

Тематика

Какую программу «РаКурса» напоминает

Большой Энциклопедический словарь

Денис Тубусов

Юмор

Змея и чаша; Квачи прилетели

Забытые мелодии прошлых лет

Денис Тубусов

Программа о рок-коллективах, известных только знатокам рока

Незабываемые мелодии прошлых лет; Это было недавно

Комитет по делам российской поп-музыки

Денис Тубусов

Обсуждение популярной музыки

Волков – санитар леса

Шансон на службе сатаны

Александр Грин (Грин Абиссинский)

Юмористическая программа

Змея и чаша; Квачи прилетели

ЛИТ

Александр Грин (Грин Абиссинский)

Литературная программа

Репей

Подвалы Лубянки

Егор Колпаченко и Александр Грин (Грин Абиссинский)

Юмористическая программа

Змея и чаша; Квачи прилетели

Через год радиостанция сменила название на «Радио Ку» - то есть, «радио кухонного типа». «За месяц до смены названия слушателям предлагалось придумать новое название. Было предложено с десяток названий, и в результате честных выборов ‘Ракурс-Архив’ стал ‘Радио Ку’», - рассказал Денис Борняков[121]. Он сообщил, что смена названия связана с осознанием невозможности «вернуть ‘РаКурс’ в прежнем виде» и решением «делать все по-новому, заново»[122].

Название «Ракурс Архив» сохранилось – теперь это имя рубрики, в рамках которой в эфир выходят архивные записи радиостанции «РаКурс». Кроме того, на «Радио Ку» появились новые программы. Названия некоторых из них, имена авторов, краткие описания, а также схожие передачи с «РаКурса» приведены в таблице.

Название

Автор

Краткое описание

Какую программу «РаКурса» напоминает

В гостях у панка

Грин Абиссинский

Интервью

Экзотика

Министерство КУльтуры

Данила Давыдов

Программа-интервью

Посидим поокаем

Session (римейк)

Денис Тубусов и Марина Юсупова (Тубусов и Марьиванна)

Обзоры клубной жизни

Session

Также на «Радио Ку» существуют безымянные гостевые программы. Кроме того, традиции «РаКурса» продолжают «живые концерты» - выступления музыкальных коллективов в прямом эфире. 16 марта 2013 года на радиостанции «Ку» был проведен тематический эфир, посвященный дню рождения радиостанции «РаКурс».

В настоящее время вещание ведется через радио-провайдер radio-tochka.com по субботам и (или) воскресеньям с 20.00 (с 17.00, если в программе «живой концерт») до 01.00.; подкасты также выкладываются в социальных сетях. По будням эфир автоматизирован.

Что касается оформления эфира – джингл как радиостанции «РаКурс-Архив», так и «Ку» создан с использованием музыкальной отбивки «РаКурса» (ранее принадлежавшей «SNC»).

**

Итак, изучив историю радиостанции «РаКурс», можно выявить ее характерные особенности как типичной радиостанции 90-х годов.

- учредителем радиостанции выступило коммерческое предприятие, руководство которой не имело достаточной компетенции в сфере ведения радиобизнеса;

- сотрудники радиостанции отмечали скудость технической базы: использовалась полубытовая или бывшая в использовании аппаратура, а ремонт, проведенный в помещении редакции, не соответствовал назначению помещения;

- для увеличения рейтингов использовались различные методы коммуникации с аудиторией – в том числе, внеэфирные; возможность подобных коммуникаций увеличилась благодаря использованию сети интернет;

- радиостанция, даже будучи культурологической, не смогла избежать вовлечения в политический конфликт;

- была проведена попытка рейдерского захвата, оказавшаяся неудачной;

- радиостанция закрылась в результате недостатка финансирования в условиях коммерциализации радиорынка;

- благодаря своей уникальности, не была забыта поклонниками даже после закрытия.

 

 

Глава вторая. Концепция вещания и программная политика.

§ 1. Формат радиостанции

Используя типологию радиоканалов по их содержательно-тематической направленности, можно выделить следующие типы радиостанций[123]:

·        радиостанции универсального характера (широкий спектр программ, предназначенных для всех категорий слушателей);

·        информационные радиостанции (основные программы - выпуски новостей, оперативные комментарии, интервью, репортажи, обозрения);

·        музыкальные радиостанции (главным компонентом эфира является музыка);

·        информационно-музыкальные радиостанции (в эфире этих станций сочетаются информационные и музыкальные программы);

·        музыкально-развлекательные радиостанции (сочетание музыки и развлекательных шоу).

Радиостанцию «РаКурс» следует отнести к последнему типу. Во-первых, музыкальная составляющая станции была велика. Во-вторых, программы, выходившие в эфир «РаКурса», были посвящены культуре, науке и искусству. В-третьих, объем политических и экономических передач был минимален.

От тематики и содержания радиостанции напрямую зависит ее формат. Авторы учебника «Радиожурналистика» называют форматом «определение концепции работы радиостанции, ориентированной на определенную потенциальную аудиторию, ее возможности для слушания и информационные и эстетические запросы»[124]. В пособии выделено несколько основных форматов радиостанций:

1.              Adult Contemporary (AC). Ведением эфира на радиостанциях такого формата занимаются ди-джеи. Они общаются со слушателями на разговорном языке, используют сленг. Музыкальная основа таких станций – модные поп-хиты.

2.              Contemporary Hit Radio (CHR) или «Тор-40». Это – очень энергичный формат, не допускающий даже секундного молчания в эфире. Музыкальная основа  - «горячая» музыка, которая может включать в себя  разнообразные музыкальные стили и направлений – от джаза до рэпа.

3.              Easy Listening. Основа данного формата – инструментальная музыка, иногда с мягким вокалом, мелодии с большим количеством струнных инструментов. Реплики ведущих сведены к минимуму.

4.              Album Oriented Rock (AOR). Музыкальная основа – рок-музыка из альбомов; часто это - неизвестные песни. Этот формат может подразделяться также на подформаты: Modern Rock (современный рок) и Classic Rock (классика рок-музыки).

5.              Nostalgia или Oldies. Основа радиостанции такого формата – музыка конца 40–50-х годов. Во главу угла ставится музыка, а остальные программные элементы делаются абсолютно незаметными.

6.              National Music или National Hit. Музыкальная основа – рок и поп-хиты на родном языке.

7.              Middle Of The Road (MOR) или Verities. Здесь можно услышать музыку практически любого стиля и направления. Основной особенностью радиостанций такого формата является абсолютная свобода ди-джеев в эфире.

Определить формат радиостанции «РаКурс» довольно сложно, поскольку это была «одна из немногих в Москве радиостанций, не следующих традиционным форматам  коммерческого радио»[125]. Формат «РаКурса» определен на сайте радиостанции как Rock / Talk – Public Radio, однако в теории форматов такой категории не существует.

По свидетельству Н. С. Барабаш, «РаКурс» представлял собой «уникальную радиостанцию», отличавшуюся от других музыкально-информационных станций московского коммерческого FM-диапазона[126]. Н. С. Барабаш находит у радиостанции черты двух форматов – AOR (Album Oriented Rock) и AC (Adult Contemporary). «Музыка, звучащая на волнах станции – это отечественный рок и западные Hot Rock Oldies, Jazz Oldies, классическая музыка, советская авторская песня, этническая музыка, русская эстрада первой половины ХХ века. «РаКурс» – это информационно-музыкальная радиостанция, соотношение музыки и текста 50 на 50», - отмечает исследователь[127].

Ориентируясь на определения в современной теории форматов, тип радиостанции представляется возможным охарактеризовать как MOR (Middle Of The Road). Обоснованием этому предположению служат аргументы:

·        в эфире «РаКурса» присутствовали музыкальные композиции разнообразных музыкальных стилей,

·        новостной контент на радиостанции был представлен незначительно (нежелание давать в эфир новости объяснялось тем, что в условиях политической ситуации они были похожи на «цирк»: «слышать на чисто городской радиостанции сообщение Интерфакса о несостоявшихся выборах в собрание Тульской области уже и не смешно, и не печально. Неприлично»[128]),

·        ведущие радиостанции пользовались практически абсолютной свободой.

Современники отмечали, что радиостанция «РаКурс» отличалась от других станций: «У "РаКурса", по крайней мере, есть свое лицо…»[129]. По мнению Маргариты Пушкиной, радиостанция выделялась «завидной интеллигентностью и концептуальностью музыкальных и прочих программ, грамотностью речи ведущих»[130]. В связи с этим необходимо подчеркнуть следующие особенности этой станции:

1.    Преобладание в эфире высокоинтеллектуальных исторических, культурных и музыкальных программ; минимальное количество политических и экономических передач; отсутствие в эфире навязчивой рекламы и низкопробной музыки, «порнухи и чернухи»[131].

2.    Минимальное количество программ, выходящих в записи; большое количество прямого эфира, дающего возможность радиослушателям звонить в студию; готовность многих ведущих посвящать большое количество эфирного времени общению со слушателями.

3.    Отсутствие продуманного и выверенного саунд-дизайна: «главное … мысль, а оформление – дело техники»[132].

«РаКурс» - «это радиостанция 'русского направления’, построенная на длинных задушевных разговорах и тематически подобранной музыке», - так охарактеризовала станцию Виктория Сухарева[133]. Сотрудники «РаКурса» стремились максимально сократить дистанцию между ведущими и аудиторией. По свидетельству Натальи Аредовой, ведущий на «РаКурсе» был «реальным собеседником»[134]. А Наталья Конькова сообщала, что «в эфире «РаКурса» постоянно происходит живое, дружеское общение с гостями в студии и со слушателями: по ее словам, «РаКурс» старался не «вещать», а на равных поддерживать контакт с аудиторией[135].

Первый главный редактор радиостанции Сергей Галямин определял данную концепцию как «кухонное радио»: «радио "Ракурс" – это некий виртуальный многоподъездный дом, в котором все всех знают… Здесь уже начали дружить семьями, сыграны первые свадьбы, а с днем рождения поздравляют всем жилтовариществом»[136]. Олег Чилап объясняет, что радиостанция была названа кухонной, потому что «отношения между людьми (ведущим и слушателем) были человеческие»[137].

В дальнейшем, когда редактором был избран Олег Чилап, радиостанция становится «культурологической», то есть, стремится, сохранив душевные отношения со слушателем, просвещать его, рассказывая о новинках в мире музыки и кино, или устраивая в эфире чтения книг русских классиков, или повествуя о кельтской, индийской, греческой философии и т.п. «Никаких пошлых надувных девок, неодетых в эфире, для поднятия интереса», - отмечал Чилап[138]. Следует отметить, что радиостанция «РаКурс» не работала в фоновом режиме, в отличие от других станций: «Упаси Вас Бог слушать все подряд и сразу... Дозируйте поначалу»[139].

 

 

§2. Прямой эфир на радиостанции

В современном радиобизнесе для эфирного вещания используется программирование – предварительное подробное составление сетки вещания. Основным элементом программирования является клок («program wheel») –план эфирного часа радиостанции – который делится на несколько частей (вещательных шагов). Чаще всего, вещательный шаг составляет половину или треть клока. Вещательный шаг формируют элементы эфира (музыкальные композиции, элементы саунд-дизайна, рекламные ролики, слова ведущего и т.п.) При программировании необходимо учитывать следующие требования:

·        сбалансированность – в вещательном шаге должность присутствовать равное количество одинаковых элементов эфира,

·        зеркальность – элементы эфира в вещательном шаге должны быть расположены в одинаковой последовательности,

·        ритмичность – все элементы эфира должны быть одинаковы по времени.

Одной из главных характеристик музыкальной радиостанции с программируемым вещанием является распределение функций между ведущим эфира и музыкальным редактором. Список композиций (плэйлист) для эфира готовит не ведущий, а музыкальный редактор. Во-первых, он подбирает музыкальную базу, ориентируясь на систему фильтров, действующую на радиостанции. Во-вторых, он систематизирует композиции по нескольким параметрам (направление, исполнитель, лад и т.п.). В-третьих, чередуя музыкальные произведения с другими элементами эфира, он составляет вещательный шаг. Ведущий, в свою очередь, комментирует композиции, появляющиеся в эфире в заранее предусмотренном порядке.

Как отмечал К. В. Мошков, плэйлисты появились в американском коммерческом вещании для борьбы с ситуацией, когда ди-джеи ставили определенные песни в эфир за взятки. По его словам, в России эти фиксированные списки композиций предназначались для того, чтобы «удержать станцию от размывания формата»[140].

Программируемого вещания на «РаКурсе» не было. Построением эфира занимались сами ведущие[141]. Понятия клока и вещательного шага были им неизвестны, поэтому эфирное время не было четко структурировано. Элементы эфира появлялись в произвольном порядке, они не были одинаковы по времени. Говорить о сбалансированности также не приходилось.

Олег Чилап рассказывал, что у программ даже не было определенного хронометража: «Например, передача в час не уместилась, у меня интересный гость. Заходит ведущий другого часа. Я ему показываю: «Видишь, интересный гость!»  Он отвечает: «Не вопрос». И он сидит и ждет, пока мы закончим»[142]. При этом, в начале каждого часа на радиостанции звучал специальный джингл: фраза «Времени в Москве стало больше – на час», прочитанная Чилапом, которая сопровождалась петушиным криком. Такой элемент эфира был создан Ларой Садовской, чтобы слушатели, предполагающие, что конец передачи совпадет с началом часа, не были обмануты, если программа внезапно затянется[143].

Музыкальную составляющую эфира также готовили ведущие. Поскольку жестко фиксированной музыкальной базы на радиостанции не было (Сергей Галямин при создании радиостанции отмечал, что звучать в эфире может любая музыка, «кроме масс-культуры»[144]), они сами подбирали для эфира музыкальные произведения - либо из архива радиостанции, либо из собственного архива. Порядок звучания песен определялся предпочтениями ведущего – правил чередования композиций не существовало.

Носителями музыкальных произведений в начале 90-х были, в основном, кассеты. Поэтому ведущему, во время комментирования композиций, необходимо было успеть вставить кассеты в магнитофон и перемотать, чтобы в эфире зазвучала музыка. Такая работа была очень непростой, вспоминал Кирилл Мошков: «сродни ведению машины по скользкой дороге»[145].

В организации эфира, как отмечается на сайте радиостанции, журналисты «РаКурса» стремились к сочетанию лучших традиций отечественного и зарубежного радиовещания прошлых лет и современной манеры подачи материала[146].

По словам Ларисы Садовской, коллектив редакции состоял из настоящих альтруистов, готовых «преодолеть все трудности во имя чистого эфира»[147]. Наталья Аредова также отмечала, что на «РаКурсе» работали вовсе «не из-за денег»[148]. По свидетельству Кирилла Мошкова, он более года вел на радиостанции 29 часов эфира в неделю, получая «около 400 долларов», тогда как средние зарплаты на коммерческих радиостанциях в Москве составляли примерно 1000 долларов[149].

Недостаток заработной платы компенсировался творческим интересом. Сотрудникам радиостанции «РаКурс» позволялось экспериментировать: здесь не было свода правил, не было практически никаких запретов (нельзя было призывать к свержению существующего строя вооруженным путем, разжигать межнациональную рознь и непристойно ругаться в эфире; использование сленга не возбранялось), не было устоявшихся традиций[150]. Олег Чилап отмечал, что передачи на «РаКурсе» представляли собой результаты творческих поисков: «Мы были, как обезьяны, которым раздали краски и предоставили свободу творить, делать все, что хочется»[151].

Каждый журналист, работавший на «РаКурсе», был «со своим тараканом в голове», что позволяло «персонифицировать» эфир (в отличие от других радиостанций, на которых все ди-джеи имели примерно одинаковые эфирные образы). Ведущие отличались друг от друга не только своей личной манерой поведения, но и создавали для себя какие-то знаки отличия. Одним из таких знаков было приветствие: каждый ведущий должен был придумать свое обращение к слушателям. Например, Олег Чилап говорил: «Здравствуйте, любезнейшие слушатели», Никита Иванов называл слушателей «многоуважаемыми», а Наталья Барабаш здоровалась так: «Здравствуйте, почтеннейшая публика».

В 1995 году штат радиостанции составлял 35 человек[152]. По свидетельству Олега Чилапа, в 1996 году на «РаКурсе» работали 49 журналистов[153]. Большая часть ведущих имела непосредственное отношение к музыке: участники группы «Оптимальный вариант», Роберт Редникин из группы «Ва-Банкъ», музыкант Андрей Соловьев[154]. На радиостанции работали участники таких групп, как «Тайм Аут», «Ночной проспект», «Блудный сын», «Секретный ужин»[155]. Музыканты, интересовавшиеся разными музыкальными направлениями, делали эфир радиостанции более интересным и насыщенным.

По воспоминаниям слушательницы «РаКурса», «команда единомышленников состояла из молодых людей, умных и культурных, увлеченных и влюбленных в свою работу. Больше того, они были известными московскими музыкантами, журналистами и коллекционерами записей»[156]. По свидетельству Натальи Коньковой, команда радиостанции состояла из настоящих профессионалов «музыкально-информационно-аналитического дела»[157]. Дмитрий Цесельчук отмечал, что сотрудниками «РаКурса» были несколько членов Союза литераторов России[158]. В литературном альманахе «Словесность» за 2010 год подчеркнуто, что «на радио постоянно выступали члены Союза литераторов, представляли в прямом эфире свои новые книги, публикации»[159].

Первый главный редактор станции Сергей Галямин – известный журналист, очень популярный во время работы на радиостанции «SNC»[160]. Второй главный редактор - Олег Чилап - член Союза Литераторов России, руководитель рок-группы «Оптимальный вариант»[161].

Сотрудник радиостанции Андрей Соловьев окончил философский факультет МГУ, защитил диссертацию по истории европейской философии, был преподавателем на факультете (должность - профессор) и одновременно музыкантом в группе «Вежливый отказ»[162]. Он выступал со многими известными музыкантами, как отечественными (Сергей Курехин, Владимир Чекасин, Марк Пекарский, Сергей Летов), так и зарубежными (Питер Ковальд, Ханс Кох, Луис Склавис), участвовал в гастролях по западным странам (Германия, Италия, Швейцария, США); записал полтора десятка компакт-дисков и виниловых пластинок. Написал музыку к нескольким фильмам, а в 1994 году снялся в роли трубача-авангардиста в кинокартине режиссера Владимира Сухореброго «Бесноватые»[163]. Олег Чилап характеризовал Соловьева как «гигантских знаний человека»[164].

Один из ведущих эфира Роберт Редникин по образованию был инженером лесного хозяйства, однако работал как звукорежиссер группы «Ва-Банкъ»[165]. В январе 1991 года он пришел на радиостанцию «SNC», помогал в создании «РаКурса» и в дальнейшем работал там[166]. Анастасия Рахлина, также бывшая журналисткой на «SNC», - вдова погибшего в 1988 году поэта Александра Башлачева.

Андрей Евдокимов работал звукооператором в Государственном доме радиовещания и звукозаписи. В 1989 году стал ведущим прямого эфира радиостанции «SNC», а через год - главным редактором этой радиостанции.  В 1992 году он был соведущим фестиваля «Блюз в России»[167]. 

Уже через некоторое время после выхода в эфир сотрудником радиостанции стал музыкант группы «Секретный ужин» и преподаватель факультета журналистики МГУ Кирилл Мошков, работавший  в дальнейшем под псевдонимом Константин Волков. Его привел Олег Чилап: «каждый вспоминал, кого он может притащить. Я вспомнил Кирилла Мошкова, который брал у меня интервью, как у музыканта на Воксе»[168]. Мошков  стал одним из немногих на «РаКурсе» дипломированных журналистов. В 1988 - 1990 годах успел поработать на Центральном телевидении СССР (программа о независимой музыке «Чертово колесо»).

Во многом благодаря помощи Мошкова, возможность сотрудничать с радиостанцией получили студенты факультета журналистики – Наталья Барабаш, Анна Шаркова, Екатерина Хромова.

Также по приглашению Чилапа к коллективу радиостанции присоединился Сергей Андрейцев (Зерги) - музыкант группы «Оптимальный Вариант», и Лара Садовская (жена Олега Чилапа, историк, сценарист, писатель, член Союза литераторов России).

По просьбе Лары Садовской, в свою очередь, сотрудничество с радиостанцией начали Игорь Пехович, литературовед и театрал «с энциклопедическими знаниями»[169], и Всеволод Абдулов, который работал во МХАТе – он принимал участие в записи детской сказки «Не садись на пенек» (бесплатно).  Также автором и ведущим программ на радиостанции стал Георгий Мосешвили, поэт, который работал  до этого на радиостанции «Эхо Москвы». 

Сергей Рымов, тогда же появившийся на «РаКурсе», мог бы стать одним из дипломированных специалистов, но на факультет журналистики не поступил: «собрал пять публикаций в газете "Вперед" Химкинского района и завалился на английском. Отправился обучаться в химический ВУЗ»[170]. Олег Чилап отмечал, что Рымов - «огнеупорный, стремительный, пружинистый человек, с фантастической энергией, пытливостью, полный желания рыть землю; он стал в эфире сначала вести полчаса, потом больше, больше, и через два года он стал заместителем главного редактора»[171].

Также на радиостанции оказались Михаил Гладков (Олег Чилап отмечал, что он «всю жизнь слушает только кельтскую музыку, большой специалист в этой музыке»[172]) и Таня Пунанс, скульптор-монументалист по профессии и журналист по призванию («ее привел Зерги, это была его приятельница»[173]).

Как писал Олег Чилап, «через "РаКурс" проходят тропы людей творческих и размашистых. Если музыканты - то с леворезьбовым взглядом изнутри, если поэты - то все художники громкоговорящие… кто без музыкальных инструментов, то с именем, например, а молодежь - так все больше с надеждой»[174]. По воспоминаниям Кирилла Мошкова, «постоянно приходили какие-то люди, но тут же уходили»: не было людей, готовых профессионально работать в прямом эфире[175].

По свидетельству Н. С. Барабаш, эфир «РаКурса» держался на постоянных ведущих вещательного дня, с которыми была хорошо знакома постоянная аудитория[176]. На радиостанции было семь «главных» ведущих – каждый из них вел эфир целый день. По словам Сергея Галямина, у каждого ведущего был «свой стиль, свои пристрастия, поэтому мы решили, что у каждого ведущего будет свой день. Семь дней — семь ведущих, получается как будто семь разных радиостанций»[177].

Сначала ведущие работали так: понедельник — Андрей Евдокимов, вторник — Александр Минаев, среда — Олег Чилап, четверг — Роберт Редникин, пятница — Никита Иванов, суббота — Сергей Галямин, в воскресенье — Анастасия Рахлина[178]. Однако, Анастасия Рахлина и Андрей Евдокимов быстро ушли со станции. В результате порядок ведения эфира стал таким: понедельник – Олег Чилап, вторник – Александр Минаев, среда – Роберт Редникин, четверг – Олег Чилап, пятница – Никита Иванов, суббота – Сергей Галямин и Сергей Рымов, воскресенье – Константин Волков (Кирилл Мошков).

Эфир Олега Чилапа, который, по словам Н. С. Барабаш, считался «экологически чистым»[179], состоял из большого количества хорошей музыки и «культурологических» программ. При этом, эфир «тек как река» - не соблюдались правила сбалансированности, ритмичности, зеркальности. Программы могли начаться позже или раньше, и продлиться дольше, чем было заявлено. Кроме того, слушатели могли позвонить не только в час заявок, но и вообще в любое время. «Постоянные слушатели понедельника знают, что могут позвонить в эфир и рассказать о чем-нибудь приятном, что произошло в их жизни, и ведущий обязательно порадуется вместе с ними и поставит специально для позвонившего какую-нибудь хорошую музыку», - отмечала Н. С. Барабаш[180].

Голос Олега Чилапа – медленный, неторопливый, плавный – отлично походил для ведения спокойного, «культурологического» эфира и помогал людям, слушавшим радио, расслабиться в понедельник – первый и самый тяжелый рабочий день. Однако, несмотря на кажущуюся неторопливость, в голосе Чилапа чувствовался драйв, который поддерживался красивой инструментальной подложкой.

В начале часа Чилап называл радиостанцию, день недели, озвучивал сетку вещания и даже называл звукорежиссера. В перерывах между программами он развлекал радиослушателей. Например, он рассказывал о том, что происходило в разные годы определенного числа. При этом, он обязательно сообщал интересную историю, с долей иронии, каждое событие пропуская через себя.

Ошибка, которую допускал Чилап – апелляции к программам, которые звучали в эфире ранее. Слушатель, подключившийся в конкретный момент эфира, не мог понять, о чем идет речь.

Олег Чилап: Только что на волнах радиостанции «РаКурс» завершилась программа «Болтушка», автор и ведущая программы – Таня Пунанс... Таня Пунанс – дама настолько загадочная, как и те духи, о которых она только что рассказывала[181].

По словам Н. С. Барабаш, Олег Чилап ставил в эфир зарубежную музыку 60-х и 70-х: здесь можно было услышать Rolling Stones, Doors, Kinks, Led Zepellin, Pink Floyd[182]. Много времени в понедельник Олег Чилап уделял музыке своей любимой группы Beatles – и в этот день в эфире шли специальные передачи о творчестве «Ливерпульской четверки» (например, «Битый час»), которые Чилап вел сам[183]. А вот музыку своей группы Олег Чилап пытался не ставить: «И когда были мои эфиры, люди звонили и просили «Оптимальный вариант». И мне было неловко»[184]. Особого внимания заслуживает то, что Олег Чилап повторял названия песни до и после ее звучания.

Н.С. Барабаш называла эфир понедельника «самым литературно-музыкальным»[185]. По ее свидетельству, Олег Чилап отводил много времени программам, представляющим собой литературно-музыкальные композиции. Не случайно среди слушательниц Олега Чилапа было довольно много женщин, питающих пристрастие к «элитарной» музыке и литературе[186].

Роберт Редникин – ведущий эфира в среду – обладал спокойным, мягким голосом, и производил впечатление крайне интеллигентного человека. Это впечатление усиливалось тем, что во время эфиров Редникин знакомил слушателей с различными культурными событиями. Что касается музыкальной составляющей, Редникин выбирал для эфира мелодичные композиции. Впрочем, стиль ведущего кажется несколько искусственным из-за частого употребления им устаревших слов («ежели», «таковые» и т.п.).

У микрофона Редникин высказывал некоторые остроумные замечания («немного воды просил Борис Гребенщиков… а у нас буквально через пять минут и четыре секунды начнется выполнение ваших заявок»), и даже иронизировал над собой («сейчас я, в силу своих слабых знаний английского языка, попробую повторить то, что тут написано на бумаге»)[187]. Чтобы увлечь слушателя, он также использовал такой прием, как «крючки» (hints).

Плавный голос Редникина напоминал «плавно текущие» эфиры Чилапа, однако ведущий среды внимательно следил за временем и напоминал слушателям, когда им следует ждать ту ли иную программу.  При этом, эфир Редникина наглядно демонстрирует, что на станции «РаКурс» отсутствовало программирование: бросается в глаза то, что текст ведущего мог быть как довольно коротким, так и достаточно длинным; песни могли следовать одна за другой без перебивок. К недостаткам эфира можно отнести периодическое «запаздывание» песен, в результате чего появлялись «дыры» в эфире и оговорки ведущего.

Никита Иванов, который общался со слушателями по пятницам, вел эфир «четко и сжато, без лишних слов объявляя песни, анонсируя программы»[188]. Он старался говорить быстро и без эмоций, его выступления очень напоминали выпуски новостей на современных радиостанциях. Сходство усиливал и тот факт, что в эфире Никиты звучала динамичная подложка. Кроме того, он выдерживал паузы между смысловыми отрывками (абзацами), увеличивая при этом громкость музыкальной подложки, как бы делая «отбивки». Быстрая речь Никиты Иванова не приводила к тому, что он загонял себя в какой-то ритм. Что примечательно, он не допускал оговорок, ошибок, и четко выражал свою мысль. Однако, иногда кажется, что ведущий переусердствовал: во-первых, его речь звучала слишком рублено, а во-вторых, разрушалась атмосфера «кухонной» радиостанции.

Своей упорядоченностью эфир Никиты Иванова напоминал программируемое вещание. По словам Н. С. Барабаш, его эфир выделялся жестким ощущением времени – ведущий выбирал песни так, чтобы они заканчивались ровно в конце часа[189]. Кроме того, ведущий общался со слушателями только тогда, когда было объявлено время песен по заявкам или викторина – в «неподходящее» время он на звонки слушателей не отвечал[190]. Это, однако, не означало, что он был невнимателен к своей аудитории. Ведущий довольно часто повторял телефон студии, а также анонсировал программы, которые должны были прозвучать в эфире в ближайшее время. Иногда Иванов напоминал свою мысль, чтобы недавно подключившиеся «многоуважаемые слушатели» (так называл свою аудиторию Иванов) тоже могли следить за ходом его речи.

Никита Иванов первым попытался ввести на «РаКурсе» новости, однако, судя по анонсам, новости звучали далеко на каждый час, и даже не в начале часа. Зато, благодаря тому, что речь Иванова была не только быстрой, но и информационно насыщенной, в его эфиры входило большее количество музыки разных жанров.

В отличие от яркой и душевной речи Олега Чилапа или быстрой, информационно-насыщенной речи Никиты Иванова, разговор Константина Волкова (воскресный эфир) был довольно прост. Но за это, вероятно, его и ценили слушатели: ведущий говорил со своей аудиторией по-дружески, и ощущение того, что собеседник находится на другом конце города, исчезало.

Помогал этому и тот факт, что ведущий не боялся ошибаться, не боялся показать радиослушателю, что он – обычный человек – тоже может не понять, не услышать. При этом он стремился исправлять свои огрехи.

Волков был особенно внимателен со слушателями: он запоминал тех, кто постоянно звонил и писал, знал многих по именам, и демонстрировал, насколько ценно для него мнение слушателя, и насколько приятно общение с ним. Это видно и по тому, как Волков выполнял заявки, и по тому, как он вел программы. Следует обратить внимание хотя бы на то, что этот ведущий всегда переводил названия иностранных песен.

Поздравляя радиослушателей с днем рождения, Волков ставил в эфир забавный джингл – веселую перепевку известной композиции Happy birthday to you. Между прочим, Константин Волков признавался, что никогда не ставил в эфир джинглы, которые ему очень не нравились[191].

Что касается музыкальной составляющей, то можно отметить, что любимой музыкой Волкова был джаз. Впрочем, в эфире у Волкова могло звучать все – начиная от поп-музыки, и заканчивая фолком.

 

§ 3. Программная политика радиостанции

Музыкальная политика «РаКурса», какой ее видел Галямин, была довольно простой: на радиостанции могли звучать любые композиции, «за исключением поп-музыки»[192]. При подготовке программ предпочтение отдавалось русскому року (и это не удивительно, учитывая тот факт, что на радиостанции работали участники роковых групп). Вообще же, диапазон музыкальных пристрастий радиостанции при создании включал композиции всех направлений, «кроме масс-культуры»[193]. «Есть простой и быстрый путь: предложить слушать то, что уже популярно, незатейливо. Никогда редакции "Ракурса" эта мысль не приходила в голову. У нас другой путь», - отмечала Лариса Садовская[194].

Сотрудники радиостанции видели свою главную задачу в том, чтобы «обратить внимание людей на настоящую музыку»[195], которую «большинство коммерческих радиостанций представляют … тенденциозно либо фрагментарно, либо бессвязно и безграмотно, либо не представляют вовсе»[196].  Н. С. Барабаш отмечала, на «РаКурсе» были представлены те музыкальные пласты, на которые коммерческие радиостанции чаще всего не обращают внимания[197].

Что касается второго периода существования радиостанции – количество музыкальных жанров и стилей после смены редактора возросло: как отмечал Олег Чилап, в эфире присутствуют «и роки шумные, и джазы жаркие, и академическая музыка, и шаманизмы этнические, и авторская, актерская песня…»[198].

Музыкальной составляющей эфира уделялось особое внимание. «Начиналась радиостанция именно как музыкальная. Информационность прибавилась потом», - отмечала Лариса Садовская.[199]Разговорные передачи на радиостанции в первый период были скорее развлекательными, чем культурно-просветительскими. Однако не все были согласны с данной концепцией. Олег Чилап рассказал, как уговаривал Галямина сделать сетку вещания более разнообразной: «кино, история, философия, литература, детские программы – пусть это будет!»[200]. В дальнейшем, когда сам Чилап стал главным редактором, он изменил программную политику именно в эту сторону. Количество разговорных программ возросло, повысился их уровень. Чилап отмечал, что реформы удались: «Эфир стал освобождаться от… дурашливой болтовни… Радио стало интеллигентным»[201].

По итогам изучения материалов из архива радиостанции «РаКурс», удалось восстановить приблизительную сетку вещания радиостанции в последние годы ее существования. В расположенной ниже таблице приведены программы радиостанции, систематизированные по дню недели и времени их выхода в эфир. В таблице указаны авторы программ, их тематика и жанр.

В современной системе радиовещания выделяют три группы жанров: информационные, аналитические и художественно-публицистические: на радиостанции активно использовались все три группы жанров[202].

1.              Информационные (выпуски оперативной информации, информационно-аналитические программы, информационно-музыкальные программы, информационно-развлекательные программы):

·                        радиосообщение/радиозаметка – обыкновенное информационное сообщение. Этот жанр был представлен на радиостанции в программе «Экономический комментарий», а также в рубриках других программ.

·                        информационное интервью – суть этого жанра состоит в чередовании вопросов журналиста и ответов интервьюируемого. Этот жанр (разделяющийся на три под-жанра) не был представлен на радиостанции.

§ протокольное интервью несет официальную информацию, которую не передавал «РаКурс», поэтому в его использовании не было надобности.

§ интервью-анкета (стрит-ток) представляет собой информационный опрос. Ведущие радиостанции в основном пользовались другими источниками, чтобы узнать о произошедшем. Впрочем, часто ведущие задавали какой-либо вопрос зрителям в прямом эфире (на этом, например, была построена программа «Волков – санитар леса»).

§ пресс-конференция проводится при участии нескольких журналистов и одного интервьюируемого. Но те персоны, которые были интересны для «РаКурса», сами с удовольствием приходили в эфир радиостанции и чаще всего пресс-конференций не устраивали.

·                        репортаж – рассказ очевидца с места события. Этот жанр был ярко представлен в рубрике программы «Session» (репортажи событий московской клубной жизни). Чаще всего это были репортажи событийные, но не проблемные и не познавательные.

·                        радиоотчет – в его основе лежит описание итогов определенной работы, пути достижения ее результата. Чаще всего используется для описания «репортажных» событий (встречается в рубриках в программе «Session») и пресс-конференций (таких отчетов на волнах «РаКурса» не было).

·                        обзор печати – этот жанр также не получил большого распространения на исследуемой радиостанции, он встречается лишь в одной из рубрик программы «Конкретика простых вещей» (обзор научно-популярных журналов).

2. Аналитические, или информационно-публицистические, сочетают в себе информацию и авторскую оценку этой информации.

·                        корреспонденция содержит более полное освещение события, чем информационная заметка. Рубрики такого типа могли встретиться в программе «Session».

·                        комментарий – это мнение компетентного человека о событии, явлении или факте. Комментарий являлся неотъемлемой часть многих программ, таких как «Битый час», «Парижский кораблик», «Нержавейка», «78 об/мин» и т.п.

·                        беседа предполагает общение ведущего и собеседника. К жанру «беседа» можно отнести «Клуб Бар-Ре», «New Age» и т.п. В рамках практически любой программы в студии могли собраться сотрудники «РаКурса», организовать дискуссию и пригласить слушателей поучаствовать в ней по телефону.

·                        радиообозрение – это материал, состоящий из разнообразных элементов, объединенных одной темой. Сюда относятся программы «Киновости», «Книжный развал» и т.п.

3. Художественно-публицистические:

·                        радиоочерк (радиорассказ) – это своеобразное эссе, где важным становится не только содержание, но также интонации и голос автора. Радиоочерки бывают трех типов: прочитанные в эфире литературные и публицистические материалы, «очерк для радио» (его литературную стилистику определяют особенности восприятия текста на слух) и очерки со «вставками» (включают в себя документальные записи). По предмету отображения очерк может быть путевым, проблемным и портретным. Очерковую направленность имеют программы «Наблюдение», «Навеяло»,  «Жизнь на колесах».

·                        доку-драма – это рассказанная журналистом история, сюжетную основу которой составляют факты, происходившие в действительности. Документальных радиоспектаклей в эфире «РаКурса» не существовало.

·                        радиокомпозиция – это передача, структура которой включает литературный, музыкальный и др. материалы, объединенные одной темой или автором.

Из приведенной ниже таблицы видно, что большая часть программ, звучавших на «РаКурсе», представляла собой именно радиокомпозиции. Также авторы передач широко использовали такие жанры, как комментарий, беседа, радиообозрение, радиоочерк. Можно заметить, что на «РаКурсе» информационным программам предпочитали информационно-публицистические.

(Данную таблицу нельзя считать точной сеткой передач, поскольку указанные в ней программы могли выходить в эфир в разное время существования радиостанции).

ПОНЕДЕЛЬНИК

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

8.10

Киновости

Александра Иванова

Новости отечественного и зарубежного кинематографа

Радиообозрение

9.30

Одни старики

Константин Волков

Программа, в которой рассказывались биографии известных джазовых и блюзовых музыкантов

Комментарий

10.10

Пуговкин сундучок

Лара Садовская

Утренняя детская сказка

Радиокомпозиция

10.40

Программа "И"

Никита Иванов

Программа, посвященная творчеству Ильи Ильфа и Евгения Петрова

Радиокомпозиция

10.50

Мельпомена

Ирина Якунина

Программа о театре

Радиообозрение

11.10

Незабываемые мелодии прошлых лет

Оскар Хацет

Музыкальная программа

Комментарий

14.25

Киноперсона

Александра Иванова

Программа об известных киноактерах и режиссерах

Комментарий

14.30

Болтушка 

Татьяна Пунанс

Публицистическая программа-монолог

Радиоочерк

15.45

Антракт

Наталья Розенбаум

Обзор театральной жизни Москвы, премьеры спектаклей, интервью

Радиообозрение

16.00

Видеообзор

Наталья Барабаш 

Обзор кинопремьер США и Европы

Радиообозрение

16.25

Верхом на осле

Олег Чилап

Литературная программа, посвященная античной мифологии

Радиокомпозиция

17.15

Московские зарисовки

Нина Давыдова

Публицистическая программа-монолог

Радиоочерк

18.05

Экзотика

Андрей Борисов и Алексей Борисов

Музыкальная программа, посвященная альтернативным музыкальным стилям

Радиообозрение

19.05

Вполголоса

Лара Садовская

Интервью с известными деятелями культуры

Беседа

20.20

Зерги архив

Сергей Андрейцев

Анализ направлений англоязычной рок-музыки разных направлений

Комментарий

21.20

Битый час

Олег Чилап

Программа о творчестве группы «TheBeatles»

Комментарий

22.05

Книжный развал

Анна Шаркова

Обзор книжных новинок

Радиообозрение

22.35

Чемодан 

Олег Чилап

Программа, посвященная творчеству Сергея Довлатова

Радиокомпозиция

 

ВТОРНИК

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

9.30

Одни старики

Константин Волков

Программа, в которой рассказывались биографии известных джазовых и блюзовых музыкантов

Комментарий

10.10

Пуговкин сундучок 

Лара Садовская

Утренняя детская сказка

Радиокомпозиция

10.30

Когда я вырасту большой…

Лиля и Владимир Муромцевы

Музыкальная программа для детей

Радиокомпозиция

14.15

Перекресток

Владимир Капгер

Музыкальная программа, посвященная истории развития российской авторской песни

Комментарий

15.05

Вполголоса  

Лара Садовская

Интервью с известными деятелями культуры

Беседа

16.15

Массовое сознание

Оксана Козлякова

Программа о людях и их взаимоотношениях

Радиоочерк

17.10

Музей революции

Андрей Соловьев

Программа, посвященная развитию экспериментальной джазовой и импровизированной музыки

Комментарий

18.10

Клуб Бар-Ре   

Александр Костиков

Интервью с известными музыкантами

Беседа

19.00

Экономический комментарий

 

Новости экономики

Радиосообщение

19.10

Alter Ego- индустриальная медитация

Андрей Соловьев

Философско-музыкальная программа

Радиокомпозиция

20.20

С пивом по жизни 

Константин Колачев

Передача «Партии Любителей Пива»

Радиоочерк

21.05

Session

Маргарита Стригина, Сергей Рымов, Екатерина Хромова, Александр Самбук, Вера Горина, Алексей Вайсберг

Обзоры московской клубной жизни

Радиообозрение

22.00

Хорошо темперированный эфир

Антон Королев

Программа об академической музыке

Комментарий

 

СРЕДА

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

7.50

Session

Маргарита Стригина, Сергей Рымов, Екатерина Хромова, Александр Самбук, Вера Горина, Алексей Вайсберг

Обзоры московской клубной жизни

Радиообозрение

9.30

Это было недавно  

Сергей Андрейцев

Программа о рок-музыке и легендарных исполнителях 60-80 годов

Комментарий

10.10

Пуговкин сундучок

Лара Садовская

Утренняя детская сказка

Радиокомпозиция

10.40

Экономический комментарий

 

Новости экономики

Радиосообщение

11.10

Конкретика простых вещей

Сергей Рымов

Программа о достижениях науки и техники

Радиообозрение

11.30

Учение без мучения 

Анна Ямпольская

Программа московских школах, досуговых центрах, системах обучения

Радиообозрение

14.10

Не только Бродский

Игорь Пехович

Программа о Бродском и поэтах, связанных с его творческой судьбой

Комментарий

14.45

Это было недавно  

Сергей Андрейцев

Программа о рок-музыке и легендарных исполнителях 60-80 годов

Комментарий

15.10

Незабываемые мелодии прошлых лет

Оскар Хацет

Программа о музыке

Комментарий

15.50

Mhalairtain: музыка и эпос

Михаил Гладков

Программа, посвященная кельтской культуре

Комментрий

17.05

Боги Древней Индии 

Любовь Казакова

Программа об индийской философии

Радиокомпозиция

17.20

Жизнь на колесах

Роберт Редникин

Программа, посвященная музыкальной среде разных стран

Радиоочерк

18.00

Джазовые новости

Федор Случевский

Программа о джазовых событиях Москвы

Радиообозрение

18.10

Джем-клуб

Константин Волков

Дискуссионная программа о джазе и смежных жанрах

Беседа

19.00

New Age

Алена Никольская

Программа о философии

Радиокомпозиция

20.10

Еженедельник

Роберт Редникин

В программе рассказывается о событиях музыкальной жизни, произошедших в различные годы в определенных числах

Радиоочерк

20.30

Умные книги

Роберт Редникин

Литературная программа

Радиокомпозиция

21.00

Session

Маргарита Стригина, Сергей Рымов, Екатерина Хромова, Александр Самбук, Вера Горина, Алексей Вайсберг

Обзоры московской клубной жизни

Радиообозрение

21.45

Мелодии зарубежных композиторов

Роберт Редникин

Музыкальная программа

Комментарий

22.10

Нержавейка

Кирилл Немоляев

Программа о "тяжелой" музыке

Комментарий

 

ЧЕТВЕРГ

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

7.50

Session

Маргарита Стригина, Сергей Рымов, Екатерина Хромова, Александр Самбук, Вера Горина, Алексей Вайсберг

Обзоры московской клубной жизни

Радиообозрение

9.10

Session

Маргарита Стригина, Сергей Рымов, Екатерина Хромова, Александр Самбук, Вера Горина, Алексей Вайсберг

Обзоры московской клубной жизни

Радиообозрение

9.30

Одни старики

Константин Волков

Программа, в которой рассказывались биографии известных джазовых и блюзовых музыкантов

Комментарий

10.10

Парижский кораблик

Георгий Мосешвили

Программа о музыке Франции

Комментарий

10.45

Глаголь добро

Лара Садовская

Программа о русском языке (были описаны процессы, происходящие в языке, изменение стилистики и лексики в связи с изменением общественной жизни, приводились рассказы из истории слов, фонетики, фразеологии)

Радиокомпозиция

11.10

Киноперсона

Александра Иванова

Программа об известных киноактерах и режиссерах

Комментарий

14.40

Боги Древней Индии 

Любовь Казакова

Программа об индийской философии

Радиокомпозиция

15.15

Своими руками

Андрей Соловьев

Программа, посвященная истории российского джаза

Комментарий

16.25

Репей

Олег Чилап

Программа о поэзии

Радиокомпозиция

17.45

Это было недавно

Сергей Андрейцев

Программа о рок-музыке и легендарных исполнителях 60-80 годов

Комментарий

18.05

Викторина дядюшки Рымуса

Сергей Рымов

Литературная программа-викторина

Радиокомпозиция

19.10

На ребрах

Сергей Андрейцев

Музыкальная программа об исполнителях разных музыкальных направлений

Комментарий

20.30

Викторина дядюшки Рымуса

Сергей Рымов

Литературная программа-викторина

Радиокомпозиция

21.20

Посидим поокаем

Олег Чилап

Интервью с известными людьми

Беседа

22.05

Книжный развал

Анна Шаркова

Обзор книжных новинок

Радиообозрение

 

ПЯТНИЦА

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

8.50

Джазовые новости

Федор Случевский

Программа о джазовых событиях Москвы

Радиообозрение

10.10

Когда я вырасту большой…

Лиля и Владимир Муромцевы

Детская музыкальная программа

Радиокомпозиция

10.45

Глаголь добро

Лара Садовская

Программа о русском языке

Радиокомпозиция

11.10

Кто ходит в гости по утрам…

Лара Садовская

Семейная программа

Радиокомпозиция

14.15

Перекресток

Владимир Капгер

Музыкальная программа, посвященная истории развития российской авторской песни

Комментарий

15.10

Прогулка

Лара Садовская

Передача на исторические темы

Радиокомпозиция

16.40

Мелкоскоп

Никита Иванов

Публицистическая передача - монолог

Радиоочерк

17.15

Хит-парад

Никита Иванов, Сергей Рымов, Вячеслав Гришин

Музыкальная викторина

Радиокомпозиция

18.10

Indie Vision

Рада Цапина

Программа о московском художественном и музыкальном андеграунде

Радиообозрение

19.10

CelticTime: вчера, сегодня, завтра

Михаил Гладков

Программа, посвященная кельтской культуре

Комментарий

19.30

CD-обозрение

Наталья Барабаш

Обзор музыкальных новинок Европы и США

Радиообозрение

20.20

Б.Г.Словские вечера

Никита Иванов

Программа , посвященная творчеству группы «Аквариум»

Комментарий

20.20

Наблюдение

Никита Иванов

Публицистическая передача - монолог

Радиоочерк

22.00

Змея и чаша

Владимир Белобров, Олег Попов

Юмористическая программа

Радиокомпозиция

 

СУББОТА

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

9.30

Один старики

Константин Волков

Программа, в которой рассказывались биографии известных джазовых и блюзовых музыкантов

Комментарий

10.10

Пуговкин сундучок

Лара Садовская

Утренняя детская сказка

Радиокомпозиция

10.40

Антракт

Наталья Розенбаум

Обзор театральной жизни Москвы

Радиообозрение

11.10

Конкретика простых вещей

Сергей Рымов

Программа о достижениях науки и техники

Радиообозрение

11.40

Киновости

Александра Иванова

Новости отечественного и зарубежного кинематографа

Радиообозрение

15.30

78 об/мин

Дмитрий Фокин

Музыкальная программа, посвященная российским исполнителям и истории грамзаписи в России

Комментарий

18.05

Много шума из ничего

Иван Рукосуйко

Музыкальная программа, в которой исследуется "явление музицирования как феномен"

Радиокомпозиция

19.00

Латинский дневник

Артем Прохоров

Программа, посвященная культуре народов Латинской Америки

Беседа

19.45

Киновости

Александра Иванова

Новости отечественного и зарубежного кинематографа

Радиосообщение

20.05

Сплавы

Константин Волков

Музыкальная программа, исследующая сплавы двух музыкальных культур - европейской и афро-американской

Комментарий

20.30

Хендриксология

Федор Случевский

Музыкальная программа, посвященная творчеству Джимми Хендрикса

Комментарий

21.05

Волков – Санитар леса

Константин Волков

Музыкальная программа, посвященная творчеству начинающих исполнителей

Интервью-анкета

22.00

Академический час джаза

(программа выходила в эфир с сентября 1994 года)

Константин Волков

Музыкальная программа, посвященная джазу

Комментарий

23.00

Вечерние сказки (программа выходила с осени 1994 года по начало 1996 года)

Константин Волков

Детская программа (сказки)

Радиокомпозиция

 

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Время выхода

Название программы

Автор программы

Тематика программы

Жанр программы

10.00

Красная книга

Дмитрий Фокин

Программа, посвященная советской музыке

Комментарий

10.10

Навеяло

Сергей Галямин

Публицистическая программа-монолог

Радиоочерк

11.10

Кантриволюция

Георгий Мосешвили

Музыкальная программа, посвященная музыкальному стилю кантри

Комментарий

14.00

Это Москва

Нина Давыдова

Викторина и интервью с представителями культурного сообщества

Радиокомпозиция

16.15

Изюминка

Сергей Рымов

Викторина

Радиокомпозиция

18.00

Яркий неон

(программа выходила с октября 1996 года по февраль 1997 года)

Дмитрий Полохин

Программа, посвященная французской музыке 1960-х годов

Комментарий

19.10

Class A

Борис Боровой

Программа о технике

Комментарий

20.00

Своими руками

Андрей Соловьев

Программа, посвященная истории российского джаза

Комментарий

20.45

Истерия СССР

Николай Семашко, Кирилл Немоляев

Юмористическая литературная программа

Радиокомпозиция

22.05

Редкая птица

Сергей Рымов

Программа о редких и раритетных записях отечественных рок-групп

Комментарий

 

Программная политика радиостанции имела уникальную особенность: авторские передачи на «РаКурсе» -  даже в первое время после появления - отличались несравнимо большим многообразием, нежели на коммерческих станциях. По свидетельству Н. С. Барабаш, наличие множества различных передач на «РаКурсе» объясняется тем, что это – традиция, оставшаяся еще со времен «SNC»[203]. Практически весь спектр интересов аудитории был представлен в эфире радиостанции. По тематике программы, звучавшие на «РаКурсе», можно разделить на несколько групп.

1. Программы, затрагивающие широкий круг проблем, занимали существенную часть эфира. Чаще всего авторы таких передач высказывали свои мысли по поводу того или иного события, или же беседовали с экспертами. Среди программ-монологов можно назвать такие, как: «Мелкоскоп», «Болтушка», «Впечатления» (ведущая - Анна Шаркова), «Московские зарисовки», «Вариации к эпиграфу» (ведущая - Екатерина Хромова), «Навеяло», «Наблюдение», «Снова в СССР» (ведущий - Юрий Спиридонов). Программы – интервью были представлены следующими передачами: «Вполголоса», «Беседы с Юрием Щекочихиным» (ведущая - Лара Садовская), «Посидим поокаем», «Это Москва». Частыми гостями радиостанции становятся деятели культуры, литераторы, популярные актеры московских театров, поэты, экономисты и политические деятели.

Первое, что обращает на себя внимание в программе Олега Чилапа «Посидим, поокаем» - использование автором сленговых выражений и жаргонизмов («бред какой-то», «люди длинноволосого поколения», «руководитель всего этого безобразия») одновременно со словами высокого стиля («эпохальное произведение», «мифы, сказки и легенды, etc»)[204]. Этот прием был способен привлечь внимание слушателей, однако гости программы, вероятно, могли не оценить употребляемые в их адрес слова с негативной коннотацией.

В передаче, которая длится около получаса, Олег Чилап успевал затронуть несколько проблем, и задавал гостям острые вопросы («а тот факт, что не было у Вас специального образования хореографического, не останавливал Вас?», «цензура какая-то была?» и др.). По каждому вопросу ведущий был способен высказать свое мнение, что давало слушателям представление о нем как об опытном специалисте. 

Также достойны особого упоминания оригинальные фразы, с помощью которых автор программы анонсировал музыкальные отрывки, звучащие в программе (например, «Доходи, музыка, до души»).

В программе Никиты Иванова «Наблюдение» можно было услышать рассуждения автора на самые разные темы: от биографии Наполеона до повышения цен на бензин. Как отмечал сам Иванов, эта программа «всеобъемлющая, не имеет никаких тематических границ»[205].

Ведущий в эфире высказывал свое мнение относительно происходящего вокруг, посвящал программы известным людям или историческим событиям, а также мог рассказать случаи из собственной жизни. Дозвонившиеся в эфир слушатели становились как бы соавторами Никиты Иванова – они комментировали слова ведущего, а также помогали ему в выборе музыки к теме[206].

2. Обзоры культурных событий – это программы «Session»,  «Indie Vision», посвященные обзору московской клубной жизни; «Все в сад», «Мельпомена», «Амфитеатр» (ведущая - Екатерина Хромова), «Антракт», посвященные театру; «Видеообзор», «Киноперсона», «Киновости», посвященные новинкам российского и зарубежного кино.

По свидетельству Н. С. Барабаш, передача «Session» была одной из самых популярных среди радиослушателей (входила в тройку наиболее рейтинговых передач на «РаКурсе»)[207]. «Ассоциация независимой музыки» назвала ее лучшей среди всех программ московского радиоэфира[208].

Программа была посвящена беседам о московских клубах и концертах. Джингл передачи звучал так: «новости, интервью и репортажи». И действительно, «дорогие радиослушатели» (так обращались к слушателям ведущие Маргарита Стригина и Сергей Рымов) именно это могли услышать в программе. «Здесь были репортажи с концертных площадок, новости из столичных клубов, интервью с музыкантами, менеджерами и продюсерами»,- отмечала Н. С. Барабаш[209].

Программа была очень динамична  – это касается и ее ритма, и темпа речи ведущих, и музыкальной подложки. Ведущие по очереди, бодрыми голосами рассказывали о клубных концертах, комментировали то или иное событие. «Они как будто спешат наперебой рассказать своим слушателям все самое новое и интересное», - писала Н. С. Барабаш[210].

Стоит отметить, что Сергей Рымов и Маргарита Стригина, выступавшие под псевдонимами Парфенов и Клава, вели себя в эфире очень профессионально. Легко заметить, что ведущие не зачитывали предварительно написанный текст, а импровизировали. Если во время прямого эфира у одного из них возникала какая-то заминка, то второй соведущий быстро включался в разговор.

Ведущие предоставляли слушателям большой объем информации, которую заранее отыскали и переработали. Следует отметить, что  сведения, которые давали авторы передачи, были очень полезны и практически уникальны: в 90-е годы анонсы музыкальных мероприятий было сложно узнать иначе, чем с помощью средств массовой коммуникации. Ведущие несколько раз повторяли время начала концертов и другую информацию, которую слушателям необходимо было записать.

Однако адреса клубов в программе не звучали. Ведущие отмечали, что в каждой программе рассказывают об одних и тех же концертных площадках, адреса которых известны постоянным слушателям. Кроме того, авторы программы сообщали мало информации о группах, чьи концерты анонсировали, предполагая, что слушателям об этих группах и так уже все известно.

Ведущие также не пытались оценивать музыкальных исполнителей, давая самим радиослушателям возможность решить, стоит или не стоит ходить на тот или иной концерт. Для этого они ставили в эфир произведения упомянутых музыкальных групп. Благодаря музыкальным «паузам» программа не выглядела перегруженной информационно.

Ведущие очень профессионально привлекали внимание слушателя. Во-первых, они довольно часто напоминали телефон студии, название программы и название радиостанции, чтобы человек, который ищет на средних волнах определенную радиостанцию, смог легко их опознать. Во-вторых, авторы программы рассказывали о том, что будет в следующей программе, интригуя радиослушателя. В-третьих, ведущие не забывали периодически побуждать слушателя сходить в тот или иной клуб словами «надо посмотреть», «приходите и порадуйтесь» и т.п. В-четвертых, они использовали так называемые «крючки» (hints), разбросанные по программе, и заставляющие радиослушателя сидеть у приемника до самого конца передачи («вы услышите про группу «Serge & Johny Band», и ее музыку услышите, но несколько позже», «завтра состоится джем, в котором принимает участие группа «Квадро», которая еще не раз сегодня прозвучит в программе Session»)[211].

По воспоминаниям ведущей программы «IndieVision» Рады Цапиной (солистка группы «Рада & Терновник», настоящее имя Радислава Анчевская), эта программа состояла из нескольких рубрик:  «наполовину новости со всяких выставок, перфомансов, литературных тусовок, но не очень пафосные и по возможности непопсовые, наполовину интервью…»[212].

Ведущая рассказывала подробно, со знанием дела рассказывала о событиях, происходящих в кабаре и салонах – местах, где собиралась столичная богема. Ее рассказы производили хорошее впечатление благодаря удачно подобранным темам (например, вечера, на которых можно было пообщаться с Виктором Ерофеевым и Фазилем Искандером), а также  обилию деталей. Информация, которую преподносила слушателям Рада Цапина, была практически уникальной, а потому довольно ценной.

В отличие от ведущих программа «Session», Рада Цапина всегда называла адреса площадок, где проходили анонсированные ею мероприятия. Однако, музыкальные произведения, звучавшие в программе, были мало связаны с событиями, о которых шел рассказ. Музыкальный компонент был незначителен.

3. Программы, которые можно обозначить как «научные», занимали особое место на радиостанции. Среди них выделялись программы о технике -  «Class A», «Конкретика простых вещей», «Виртуальность» (программа о компьютерах, ведущий - Сергей Замуруев). Особую часть эфира составляли программы, освещавшие различные области гуманитарных наук: «Глаголь добро» - лингвистика, «Прогулка» - история, «Массовое сознание» (ведущая Оксана Козлякова) – обществоведение. Можно также выделить две особые группы программ: философские и литературные. К философским следует отнести передачи «Боги Древней Индии», «Духовная передача» (ведущий - отец Олег) и «Письма издалека» (письма Алексея Кириченко, работавшего под псевдонимом Ивана Рукосуйко, из буддистского монастыря в Бирме, озвученные в эфире Константином Волоковым). Среди литературных программ необходимо выделить следующие: «Верхом на осле», «Восемь рук, чтобы обнять тебя» (Олег Чилап, чтение произведений в эфире), «Репей», «Литературные чтения» (автор - Сергей Галямин), «Чемодан», «Программа "И"», «Не только Бродский», «Книга в эфире» (литераторы, пришедшие в гости к ведущей Нине Давыдовой, представляли на суд публики свои произведения), «Книжный развал», «Умные книги».

В программе «Репей», которая повествовала о поэтах, и «о влиянии их творчества на общекультурный процесс человечества»[213], ведущий Олег Чилап при помощи ассоциаций соединял творчество писателей, музыкантов и художников, находя сходство между, казалось бы, совсем различными произведениями. Так, программа, посвященная Винсенту Ван Гогу, была проиллюстрирована музыкой группы «Doors»: «Ван Гог упаковал свой мольберт, холст, краски, сел и поехал на юг Франции, в город Арль, где на перроне его встречал Джим Моррисон из группы ‘Doors’»[214]. В рамках программы «Репей» вышли также передача про Гогена с музыкой Боба Марли, а также программа, посвященная роману А.С. Пушкина «Дубровский», с музыкой группы «Jethro Tull»: «Дубровский – это Робин Гуд, а ‘Jethro Tull’ играет музыку леса»[215]. Героями программы «Репей» не всегда становились известные люди, но всегда – очень талантливые.

Передача Анны Шарковой «Книжный развал», звучавшая в эфире каждую неделю, была посвящена обзорам новинок издательской продукции, вышедших в свет в типографиях различных предприятий. В каждой программе рассматривались книги какого-либо издательства, причем, их сочетание (например, в одну передачу могли попасть философские труды Соловьева и сборник анекдотов) вполне оправдывало название программы. Обстоятельный рассказ ведущей, которая интересовалась литературой, и, судя по программам, внимательно знакомилась с книгами, о которых рассказывала, сопровождался спокойной, мелодичной музыкой.

4. Музыкальные программы - их на радиостанции было особенно много. Следует отметить, что их большей частью вели люди, сами к музыке весьма близкие (барды, певцы, музыканты и их друзья).

К программам о музыке можно отнести следующие передачи на «РаКурсе»: «78 об/мин», «Большое белое чудо» (программа, посвященная бутлегам, ведущая - Лидия Гаврилова), «Волков – санитар леса», «Дат-программа» (ведущий - Дмитрий Фокин), «Клуб Бар-Ре», «Мелодии зарубежных композиторов», «Много шума из ничего», «Музыка нолей и единиц» (ведущий - Роман Мухачев), «На ребрах», «Незабываемые мелодии прошлых лет», «по странам и континентам» (ведущий Алексей Заикин, программа о музыке разных стран), «Редкая птица», «Старое, но золотое» (ведущий Михаил Шрамов), «Танцверанда» (ведущий – Дмитрий Фокин), «Шахматы» (ведущий – Дмитрий Фокин), «Эмигрантские тени» (ведущий – Георгий Мосешвили), «Субкультурные тени» (ведущий – Сергей Андрейцев).

Среди музыкальных программ можно выделить информационные: «CD-обозрение», «Джазовые новости» и «1000 пластинок» (новости грамзаписи, ведущий – Андрей Гаврилов), а также музыкально-философские: «Alter Ego», «Жизнь на колесах» и «New Age».

Другие передачи о музыке можно разделить на три группы:

·        посвященные музыке какой-либо страны - «Celtic Time…», «Mhalairtain…», «Латинский дневник», «Парижский кораблик», «Яркий неон», «Красная книга»;

·        посвященные музыкальным исполнителям -  «Битый час», «Хендриксология», «Б.Г.Словские вечера»;

·        посвященные определенному музыкальному жанру – «Кантриволюция», «Казуистика» (программа о музыке регги, ведущий Михаил Тимофеев), «Перекресток», «Хорошо темперированный эфир», «Весь этот блюз» (программа о блюзовой музыке, автор - Андрей Евдокимов). Больше всего на радиостанции было программ, посвященных рок-музыке («Зерги архив», «Это было недавно», «Экзотика», «Нержавейка»)  и джазу («Академический час джаза», «Джем-клуб», «Одни старики», «Сплавы», «Своими руками», «Московский свинг», «Музей революции», «Джазовые новости» и проект «Краткий курс истории джаза»).

Информационная программа «CD-обозрение» давала слушателям представление об актуальных музыкальных европейских и американских альбомах. Приоритетом у ведущей, Натальи Барабаш, пользовались такие жанры, как брит-поп, британский инди, британская электроника, американский инди, а также альбомы рок-поп-классиков (Рой Орбисон, Rolling Stones, Дэвид Боуи, Пэтси Клайн, Пол Уэллер и др.).

В начале программы Наталья Барабаш давала представление о группе, творчество которой хотела представить. Затем шел анализ творчества музыкального коллектива, а также сравнение его произведений с песнями других исполнителей. Помимо этого, ведущая сообщала слушателям мнения зарубежных экспертов об исполнителях. Информация для передачи могла быть почерпнута из британских музыкальных изданий (Q, NME, Melody Maker, Muziq).

Неторопливый рассказ Натальи Барабаш прерывался композициями, которые наглядно иллюстрировали работу группы. Информационную поддержку программе«CD-обозрение» оказывало руководство салона компакт-дисков ONLY, безвозмездно предоставлявшее диски с музыкой, которые можно было использовать на радиостанции.

Программа Никиты Иванова «Б.Г.Словские вечера», была посвящена группе «Аквариум» и ее бессменному лидеру – Борису Гребенщикову. По свидетельству Н. С. Барабаш, этот музыкальный исполнитель был особенно близок Никите Иванову[216]. Программа носила ознакомительный характер: ведущий рассказывал о том, как появлялись тексты песен, а также о ранних периодах деятельности группы и ее создателя.

В передаче Федора Случевского «Хендриксология» звучали композиции известного гитариста Джимми Хендрикса, сопровождаемые обстоятельным комментарием. Ведущий рассказывал о случаях из жизни этого известного музыканта, сообщая различные даты, названия музыкальных композиций Хендрикса и названия студий, с которыми работал гитарист. Также Федор Случевский отмечал связь Хендрикса с другими музыкантами, а также с культурой в целом.

Федор Случевский: Такой стиль, как хард-боп, Хендриксу был очень близок. Он любил и более ранние джазовые направления, музыку Чарли Паркера, Майлза Дэвиса. Но в конце жизни Хендрикс сильно увлекся нетрадиционной джазовой музыкой[217]

Обозреватель Александр Инсаров отмечал, что в этой программе «используется сравнительный метод. Суть его состоит в том, что сначала прослушивают Джимми Хендрикса и отмечают его великолепную гитару. Затем ту же самую песню исполняет другой гитарист... Сравнение оказывается не в пользу последнего»[218].

Программа «Битый час» Олега Чилапа была посвящена творчеству группы Beatles. Видно, что Чилап, называвший себя «битловедом», действительно много знал об истории этой группы. Примечательно, что Чилап рассказывал о Beatles не как о кумирах, а как о своих старых друзьях: признавался, что не все песни ему нравятся; ярко описывал, что могло происходить с участниками группы; местами его повествование иронично.

Олег Чилап: В одной из песен Джон Леннон поет: «По дороге в Ришикеши я иду, смотрю на мир, любуюсь солнцем»… Ну, традиционный такой битловский текст…[219]

Предлагая слушателям музыку Beatles, Чилап сравнивал одну композицию с другой и подсказывал слушателю, на что надо обратить внимание.

Чилап не просто рассказывал какую-то историю, но и припоминал интересные подробности, иногда даже не связанные с Beatles, пересказывал наблюдения из собственного опыта. Кроме того, иногда Чилап просто начинал рассуждать в эфире - слышно, что какая-то идея у него появилась именно в тот момент, когда он находился у микрофона. Однако, представляется, что атмосферу несколько разрушало церемонное обращение ведущего к аудитории – «любезнейшие слушатели».

Программу «78 об/мин» вел Дмитрий Фокин, солист ансамбля Дмитрия Покровского, а также, как указано на сайте, коллекционер отечественных грампластинок и «специалист по редким пластам музыкальной культуры»[220]. В этой программе Фокин, изучивший историю грамзаписи в России, демонстрировал слушателям изданные в СССР граммофонные и патефонные пластинки разных жанров из своей коллекции. Фокин рассказал, что рождением передачи стал момент, когда Сергей Галямин принес в студию виниловый проигрыватель для пластинок на 78 оборотов в минуту: «Мы стали делать что-то типа хит-парада разных лет, причем пластинки я приносил из дома, чтобы прокручивать их там прямо во время вещания»[221]. В этой программе можно было, действительно, услышать множество редких записей из коллекции автора и не только (Дмитрий Фокин призывал радиослушателей, которые являются владельцами раритетных пластинок, звонить на «РаКурс» и делиться). Фразы ведущего, чаще всего, коротки, но информационно насыщены, при этом информация, которую автор программы представляет слушателям, уникальна, поскольку получена в основном в результате личного расследования автора.

Программа «New Age» была направлена на то, чтобы мотивировать человека заглянуть в свой внутренний мир. Ведущая Алена Никольская тихим и проникновенным голосом рассказывала о том, как узнать характер по линиям на руке, о потусторонних силах, о концепциях правильного питания и т.п. Во время эфира в передаче звучала музыка в модном тогда стиле «New Age» – кроме музыкальных инструментов в записи присутствовали звуки моря и леса, голоса птиц, морских животных и т.п.

Ведущая приглашала в свои программы представителей нетрадиционной медицины, знатоков древней философии Индии, Греции, Тибета. Примечательно, что речь ведущей, рассуждавшей о возвышенных материях, не звучала пафосно и наигранно.

Стоит отметить, что Алена Никольская очень хорошо чувствовала аудиторию, и понимала, что хотелось бы узнать людям: ведущая часто обращала внимание своих собеседников на вещи, которые могли бы быть интересны слушателям.

Алена Никольская: Расскажите, какие ваши предсказания насчет огородных вещей? Что сажать, не сажать, какие будут урожаи?[222]

Также она активно вставляла свои небольшие комментарии в монолог собеседника, чтобы прервать длинную монотонную речь и не дать радиослушателям заскучать.

 Следует отметить, что для Алены Никольской передача информации не была главной целью. Она стремилась воздействовать на человека эмоционально, помогая ему обрести умиротворение. Этому способствовали и спокойная музыка со звуками природы, и плавный голос ведущих, и темы передач. Для того, чтобы помочь слушателям поднять настроение, ведущая в эфире вела себя очень оптимистично, и часто она «уравновешивала» собеседника, если тот был несколько мрачен.

Примечательно, что во время эфира Алена Никольская очень активно работала со слушателями: общение по телефону было неотъемлемой частью практически каждой передачи и занимало довольно большую ее часть. Помимо этого, ведущая довольно часто напоминала слушателям номер телефона студии и имя гостя.

Программа «Celtic Time…» Михаила Гладкова была посвящена современным аспектам жизни кельтов: кинематографу, литературе, политике и т.д. В программе, по свидетельству Н. С. Барабаш, рассказывалось о музыкальных группах, играющих традиционную кельтскую музыку, а также современных группах («U2», «Cranberries» и т.п.)[223]. Эта передача, как пишет Н. С. Барабаш, являлась уникальной в московском эфире, ведь больше подобную музыку невозможно было услышать ни на одной радиостанции[224]. Кроме того, программа «выступала спонсором концертов московских групп, играющих традиционный ирландский фолк, а также мероприятий типа празднования дня Святого Патрика в марте 1996 года в клубе “Пилот”»[225].

Другая программа Гладкова  - «Mhalairtain…» - была посвящена исключительно кельтской истории (Ирландия, Шотландия, Уэлс, Корнуэл, Французская Бретань). Передача состояла из информационного блока о кельтской истории и культуре и рассказа из кельтской мифологии[226].

По словам Н. С. Барабаш, голос ведущего – медленный, мягкий, успокаивающий – красиво сочетался с инструментальной музыкой, а «немного растянутые интонации», совершенно неприемлемые для коммерческих радиостанций, очень хорошо гармонировали с лирическим построением передач[227]. Впрочем, Михаилу Гладкову не приходилось много говорить. Музыку, звучавшую в программе, лучше было слышать, чем слушать о ней.

В программе Михаила Гладкова, как и во многих передачах на радиостанции «РаКурс», чувствовался философский оптимизм. И именно это, возможно, привлекало слушателей в «Mhalairtain…». Хотя, хочется отметить, что не привычному к кельтской музыке / истории / мифологии человеку было, вероятно, довольно тяжело слушать эти программы. Скорее всего, у Михаила Гладкова была собственная постоянная аудитория, которая хорошо разбиралась в данной теме и интересовалась кельтской культурой.

Программа «Краткий курс истории джаза (на сорока страницах)» была реализована как проект протяженностью в девять месяцев - с января по сентябрь 1997 года (40 выпусков). Автор программы, Андрей Соловьев, представлял слушателям историю эволюции джаза – «от блюза и регтайма – через свинг и бибоп – к ладовому джазу, музыке фьюжн и импровизационному авангарду»[228]. Согласно информации, приведенной на сайте, каждый выпуск представлял собой «небольшое 15-минутное эссе по джазовой эстетике и стилистике, сопровождавшееся музыкальной иллюстрацией»[229]. Соловьев вел рассказ хорошо поставленным голосом. При анализе стенограммы видно, что текст, действительно напоминающий лекцию, написан и выверен очень тщательно (практически отсутствуют вводные слова; информация представлена так, чтобы ее легче было воспринимать). Однако, Соловьев читает его столь мастерски, что при прослушивании программы создается впечатление, будто бы данный монолог – полная импровизация.

Среди джазовых передач особенно популярными были две программы Константина Волкова (Кирилла Мошкова) – «Академический час джаза» и «Джем клуб». В программах звучали беседы с людьми, имеющими отношение к данному музыкальному направлению, рассказы о джазе и музыкальные композиции.

Программу «Академический час джаза» Константин Волков, по его словам, вел, просвещаясь при этом сам: «Джаз я тогда слушал, читал о нем кое-какие книжки и статьи, но знать - толком не знал. … Я рассказывал слушателям то, что узнал о музыкантах с обложек LP, из буклетов компакт-дисков, из редких книжек о джазе, … из интернета»[230].

Как указано на сайте «РаКурса», в этой программе говорилось о джазе «с позиции людей, которым просто нравится слушать живую, горячую и совершенно свободную по своему духу музыку»[231]. Здесь рассматривались такие традиционные для джаза направления, как свинг, бибоп, хардбоп, кул и т.п. По словам автора программы, выпуски были трех типов - салатные, портретные и цикловые. Например, целый год последний выпуск каждого месяца был посвящен истории оркестра Дюка Эллингтона[232].

Большую часть программы занимал музыкальный компонент – в основном, классические композиции известных джазменов. Авторские комментарии были посвящены рассказам об этих легендарных исполнителях.

Основой «Джем-клуба» было интервью ведущего с гостями эфира - музыкантами, критиками, руководителями джазовых организаций, музыкальными педагогами, представителями фирм грамзаписи. В беседах автор затрагивал важные вопросы, касающиеся различных направлений джазовой музыки и их распространения в мире. Также Константин Волков рассказывал слушателям, что думали о джазовой музыке известные в культурном пространстве личности (от Хулио Кортасара и Бориса Виана до отечественных музыковедов). В этой программе он представал перед слушателями как образованный специалист, который мог поддержать разговор с квалифицированным экспертом, знаком с новинками в отрасли и разбирается в тонкостях заявленной темы.

В программе «Волков – санитар леса», ведущим которой также был Константин Волков, звучала музыка начинающих групп. Программа строилась на общении со слушателями, и ведущий часто повторял номер студийного телефона. Работая со слушателем, Волков очень профессионально задавал уточняющие вопросы, и не забывал поблагодарить каждого за звонок. Кроме того, Волкову удавалось заинтриговать слушателей обещанием высказать свое мнение о группе в конце программы.

5. Программы для семейного прослушивания появились после того, как супруга Чилапа, Лара Садовская, создала специальную детскую редакцию. Среди этих передач можно выделить, во-первых, программы для родителей: «Кто ходит в гости по утрам», «Между нами» (ведущая – Татьяна Пунанс), «Учение без мучения»; во-вторых, программы для детей: музыкальная передача «Когда я вырасту большой» и циклы сказок «Пуговкин сундучок», «Вечерние сказки» и «Прыг-скок, или о чем поют ботинки» (ведущая - Елена Кудрявцева).

Лара Садовская также организовывала записи радиоспектаклей, привлекая известных артистов, которые зачастую работали не за деньги, а за идею. Как рассказал Олег Чилап, в записи детской сказки «Не садись на пенек» безвозмездно принял участие актер МХАТ Всеволод Абдулов.[233]

6. Вниманию слушателей «РаКурса» были предложены юмористические программы - «Змея и чаша», «Квачи прилетели» (ведущие - музыканты Александр Минаев и Павел Молчанов из группы «Тайм-аут»), «Истерия СССР», а также викторины – «Добро пожаловать» (ведущий – Андрей Петров), «Изюминка», «Сказки дядюшки Рымуса», «Хит-парад». Ведущие «Хит-парада» Никита Иванов, Сергей Рымов и Вячеслав Гришин  вели диалоги со слушателями в прямом эфире. Позвонившие должны были отгадать названия групп, имена исполнителей и порядок их расположения в хит-параде радиостанции, который был составлен по музыкальным заявкам радиослушателей.

По словам Олега Чилапа, ведущие программы «Квачи прилетели» Александр Минаев и Павел Молчанов (выступавшие под псевдонимами Акакий Назарыч Зирнбирнштейн и Торвлобнор Петрович Пуздой) были  «разбитные, веселые ребята», которые «виртуозно гнали дуру»[234]. Чилап рассказал, что у их передачи была огромная аудитория и большие рейтинги.

Программа похожа на произведения «театра абсурда» - ее авторы стремятся любое событие представить смешно, высмеивая практически все, что признано «серьезным» и «важным». Например, в рубрике «Документы» ведущие потешались над записями в паспорте или в трудовой книжке. Также в программе зачитывались юмористические «научные трактаты».

Александр Минаев (Акакий Назарыч Зирнбирнштейн): «Сбор дождевых червей в дождливую погоду». Для сбора червей в дождливую погоду требуется: ящик с сухой землей, заточенная палочка и, естественно, сами черви. Охотник за червями выходит на улицу во время дождя, выбирает место, особо богатое дичью. Заточенной палочкой в земле делается энное количество отверстий, рядом ставится ящик с заранее приготовленной сухой землей. В проделанные отверстия затекает вода, и затопленные черви вылезают наружу. Там они видят ящик с сухой землей и торопливо перелезают в него. Над ящиком лучше поставить зонтик, чтобы земля не намокла[235].

В программе звучали каламбуры, основанные на сближении созвучных слов («Концерн для швабры с оркестром ля-мозоль лажор»; «Рекламная кляуза. Продаются контактные клизмы»), а также на полисемии («как ты к письмам относишься? – я к ним не отношусь»; «дорогие друзья и дешевые враги») и др. Важной особенностью передачи было наличие собственного «языка», слова из которого активно использовались как ведущими, так и слушателями, отправлявшими письма на «РаКурс».

«Бомбе́й. Там, где встречать умеют, место для проведения курултаев.

Вохту́бл. Первый сын мотуна.

Ква́ч. Существо (вещество) необузданной пpиpоды, гибрид самки человека с рыбой Нунх, рыбозверь с плавниками и выменем»[236].

Значительную часть программы занимали письма слушателей, которых авторы именовали «радионюхателями». Тексты писем, стихи и рассказы зачитывались в прямом эфире, сопровождаемые комментариями ведущих.

По свидетельству Н. С. Барабаш, радиостанция «РаКурс» первой из московских негосударственных радиостанций начала регулярно проводить в эфире так называемые «живые концерты» - концерты рок-групп в прямом эфире[237]. Они велись в звукозаписывающей студии, которая граничила с эфирной студией «РаКурса». Подобных программ не было ни на одной другой радиостанции: «попытки не дать уйти в небытие отечественному андеграунду, российскому рок-н-роллу» предпринимал только «РаКурс»[238]. (Кстати, помимо студийных концертов радиостанция часто предлагала группам выступить в клубе или на фестивале).

Н. С. Барабаш пишет, что за два года в эфире «РаКурса» прошло более ста концертов, «причем кроме российских музыкантов, на станции выступили белорусские, швейцарские, немецкие, шотландские и другие иностранные музыканты»[239]. Число концертов достигало трех в неделю (суббота — джаз, воскресенье — рок, понедельник — классика или барды)[240]. С ноября 1995 года по субботам в 17.05. в эфире звучал джазовый концерт «Московский Свинг», который вел Константин Волков. По воскресеньям концерты сначала вел Сергей Галямин, первый главный редактор «РаКурса», потом Сергей Рымов[241]. Эфирное время предоставлялось как «корифеям рока», так  молодым группам. «Чайф», «Нюанс», «Оптимальный Вариант», «Вежливый Отказ», «Тайм Аут», «Барышня и хулиган», «Несчастный Случай», квартет «Аркадия» - это перечень немногих команд, выступавших на «РаКурсе»[242].

16 марта 1995 года, и 16 марта 1996 года на станции отмечали день рождения «РаКурса». Глава акционерного общества «Курс» Андрей Щербаков выделял деньги, в студии накрывали столы и прямо во время эфира пировали. Подобный праздничный эфир проходил часто с концертами. Так, 16 марта 1996 года станция отметила большим «живым концертом»: выступили ансамбли, в которых были задействованы ведущие «РаКурса»: «Оптимальный вариант», «Секретный ужин», «Рада и терновник»[243]. Во время этого «живого концерта» произошел забавный случай: у музыкантов сломались наушники, но они не могли сообщить об этом в прямом эфире, и продолжили играть, «прислушиваясь к акустическому звуку электрогитар». Музыканты пытались жестами сообщить звукооператору о поломке, а  «он весело смеялся, глядя на… искаженные лица»[244].

Примечательно, что изначально концепцией радиостанции не предусматривался регулярный выход новостных выпусков. Новости присутствовали в минимальном объеме: «Вся нужная для аудитории информация преподносится в виде рассказа ведущего с его авторской оценкой»[245]. В 1996 году Никита Иванов подписал станцию на информационное агентство ТАСС и пытался выпускать в эфир новостные выпуски, возродить жанр репортажа и т.п., однако его идея не получила развития, потому что станция закрылась. Кстати, некоторые эксперты оценивали новости на «РаКурсе» очень положительно: «Отмечалось также, что «РаКурс» налаживает репортерскую службу, и новости на «РаКурсе» - это не кальки «Эха Москвы», как у большинства станций, а самостоятельно сформированные полноценные новостные блоки»[246].

§ 4. Целевая аудитория и реальная аудитория

Целевой аудиторией «Ракурса» стала та часть радиослушателей, которая не была охвачена другими радиостанциями, так как «их не устраивал … утилитарно-упрощенный подход к музыке и культуре … неприкрытая политическая ангажированность»[247]. Целевая аудитория «РаКурса» - это студенты, научные сотрудники, работники культуры, молодые высокообразованные бизнесмены[248], - такова информация из официальной справки.

Отсюда видно, что радиостанция, вероятно, ориентировалась на людей с высшим образованием, способных оценить шедевры мировой культуры. Слушателями «РаКурса», как предполагалось, станут люди, которые ходят на выставки, разбираются в живописи, в литературе и в музыке. Слоганом «РаКурса» стала фраза: «Радио для думающих людей», «для тех, кто соображает».

Радиостанция предназначалась скорее для мужчин, чем для женщин, поскольку стала наследницей «SNC», которая, по свидетельствам современников, была, «несмотря на свою общую популярность, скорее образцом "мужской" радиостанции — по составу ведущих, подходу к жизни, по философичности юмора»[249].

Сразу же после выхода в эфир радиостанция «РаКурс» оказалась довольно востребованной – как среди бывших поклонников радиостанции Стаса Намина (радиостанцию слушали те, кто привык слушать «SNC»: «Помню “SNC”, потом они в "Радио Ракурс" переименовались…»[250]), так и среди радиослушателей, случайно попавших на волну «РаКурса» и полюбивших его стиль.  О том, что слушателей у радиостанции было много, сохранилось свидетельство Роберта Редникина: «Мы вышли в эфир как "РаКурс" и сразу прижились… Телефон в студии раскалывается...»[251].

Что касается реальной аудитории, по свидетельству Н. С. Барабаш, «РаКурс» слушали молодые люди, которые хотели быть уверены, что с ними считаются[252]. Именно для этой категории слушателей была очень важна радиостанция, куда они могли дозвониться и в прямом эфире рассказать что-то ведущим, которых считали уже почти своими друзьями, попросить поставить любимую музыку (которую ведущие ставили) и послушать добрый совет. Исследователь отмечает, что среди аудитории «РаКурса» были, по большей части, молодые люди от 16 до 35 лет, хотя, судя по телефонным звонкам, было много слушателей более старшего возраста. Среди них были старшие школьники, студенты, научные сотрудники, хорошо образованные и ориентированные на отечественную интеллектуальную культуру, а не на американскую «потребительскую»[253].

По свидетельству Олега Чилапа, сначала аудитория станции по возрасту колебалась от 18 до 22 лет: «Аудитория благодарнейшая…с которой можно было работать, подкидывая, как поленья в топку, хорошую информацию… ясно было, что эти люди будут расти»[254]. В последние годы вещания радиостанции, когда поворот был сделан в сторону культурологии, возраст аудитории увеличился – как раз до 30-35 лет. «Нас стали слушать те самые белые воротнички…по звонкам, по письмам стало понятно, что и в возрастном отношении, и в социальном, и в интеллектуальном другая аудитория появилась», - вспоминает Олег Чилап[255]. 

Благодаря тому, что передачи на радиостанции охватывали множество тем, начиная от музыки специфических жанров и заканчивая техникой, литературой, историей и философией, у каждого слушателя была возможность выбрать программу, наиболее точно отвечавшую его интересам (однако из-за этого, а также из-за концепции «ведущих эфирного дня» аудитория «РаКурса» была сильно сегментирована: радиостанцию в разные дни могли слушать разные люди[256]).

 «РаКурс» был очень популярен в провинции: «Отъезжая от Москвы, когда FM-волны гаснут, народ слушает только средние волны, а слушать там нечего»[257]. На средних волнах вещали только государственные «Радио России» и «Маяк», от которых «РаКурс» выгодно отличался набором программ, интонациями ведущих и т.п.

Среди слушателей было много активных людей, отмечал Кирилл Мошков: «звонили каждый день, по нескольку раз. С некоторыми я до сих пор переписываюсь»[258]. Олег Чилап рассказал, что ему в те годы слушатели не только звонили, но и писали: «у меня дома… целая коробка – рисунки, письма, какие-то подарки»[259].

Пристрастие аудитории к «РаКурсу» было огромным. Одна из слушательниц «РаКурса» вспоминает, что практически не выключала радиоприемник: «Я просыпалась и слушала первые позывные радиостанции в 7 часов утра. Со мной был постоянно маленький приемник и наушники: и на воскресных прогулках, и на работе… В блокноте у меня была расписана подробная сетка еженедельного вещания, и отмечено особо интересное, что пропустить уж никак нельзя. И только в 11 часов приемник выключался. Битловская тема «All we need is love» была лейтмотивом одного из джинглов «РаКурса». Да, это так. Все, что нам нужно, - это любовь. Любовь граничила с фанатизмом»[260].

Другая поклонница радиостанции «РаКурс» Инна Лактаева, работавшая учителем ИЗО в школе, во время занятия, посвященного плакату, дала ученикам задание нарисовать плакат, включив «РаКурс» в число возможных тем работ. Детские рисунки она отправила в редакцию, куда письмо пришло в декабре 1996 года[261]. Сотрудники «РаКурса» рассказали, что были очень рады такому неожиданному подарку, даже повесили рисунки на стену[262].

По свидетельству Н. С. Барабаш, слушатели заранее знали, чего можно ожидать от того или иного ведущего, как надо общаться с каждым ведущим. Тем более, ведущие и слушатели часто были знакомы друг с другом лично: многие слушатели приходили на клубные концерты, которые устраивал «РаКурс»[263]. Так, в 31 мая 1997 года и 30 мая 1998 года прошли первый и второй фестивали «Улица Яблочных лет», под эгидой «РаКурса». Они состоялись в Москве, на крыше кинотеатра «Таллин» (в честь концерта, который Beatles устроили когда-то на крыше)[264]. О концертах было объявлено заранее по радио, и для слушателей «РаКурса» вход был бесплатным.

 

§ 5. Конкурентная среда на московском радиорынке в 1994-1996

В экономике под понятием «конкуренция» понимается борьбе предпринимателей за выгодные условия производства и сбыта товаров и услуг[265]. Товаром на рынке радиобизнеса является контент, который станция предоставляет аудитории, а также аудитория, которую радиостанция может предложить рекламодателю. 

Как пишет  Е. Л. Вартанова, понятие конкуренции на рынке аудиовизуальных СМИ связано с проблемой редкости такого ресурса, как время аудитории[266]. Поскольку человек не может слушать несколько станций одновременно, ему приходится в каждый конкретный момент времени выбирать одну станцию, которая бы удовлетворяла его запросы.

В первые годы после распада СССР радиобизнес находился на такой стадии развития, когда понятие формата и целевой аудитории не было сформировано. В этих условиях было сложно говорить о конкуренции. Сами коммерческие вещатели отмечали лишь взаимодополняемость станций. Однако, с развитием радиорынка слушатели, ставшие более искушенными, стремились найти радиостанцию, максимально соответствующую их предпочтениям. Первые попытки форматирования радиостанций и начавшиеся поиски целевой аудитории не могли не спровоцировать появление конкуренции.

Возникновение конкуренции в среде медиа обусловливает возможность замещения средств массовой информации друг другом[267]. Таким образом, конкурентами можно считать радиостанции, работающие в схожих форматах. Среди коммерческих радиостанций прямыми конкурентами «РаКурса» могли быть музыкальные информационно-музыкальные и музыкально-развлекательные СМИ.

В середине 90-х в Москве появилось большое количество музыкально-развлекательных коммерческих радиостанций, однако, по словам обозревателя Андрея Павлова, большинство из них мало отличались друг от друга: «в эфире звучат голоса-близнецы, объявляющие одни и те же вещи и с подозрительной настойчивостью призывающие "не предаваться унынию"»[268]. Андрей Павлов, сравнивая радиостанции «РОКС», «101», «Максимум», «Европа+», «Деловая волна», «Открытое радио», отмечал, что в них практически не было индивидуальности: «всюду одно — коммерческие хиты… чуток ностальгии… ди-джейский дебилизм»[269].

К подобным радиостанциям-«клонам» представляется возможным отнести также следующие станции: «Автоволна», «Авторадио», «Радио Арт», «Радио Бумеранг», «Радио Ретро», «Русское радио», «Радио-7 на Семи холмах» и т.п. «Русское радио» с эпатажным Николаем Фоменко, «М-Радио», прозванное «пэтэушным»[270], и др. радиостанции массовой культуры, ориентированные на непритязательного слушателя. Если рассматривать их целевые аудитории, то можно обнаружить пересечение с целевой аудиторией «РаКурса» по возрасту, но не по уровню интеллекта и социальному статусу. Программная и музыкальная политика таких станций значительно отличалась от эфира радиостанции «РаКурс». Радиостанция «Серебряный дождь», хотя и не может быть отнесена к «массовым» радиостанциям, не могла быть конкурентом «РаКурса», поскольку ее целевая аудитория отличалась от целевой аудитории «РаКурса» рядом психографических характеристик.

Можно выделить следующие станции, которые имели схожую с «РаКурсом» музыкальную и программную политику:

·                       «Ала» (названа по инициалам своего основателя А.  Л. Астаркина; работала с 1 октября 1991; основной музыкальный компонент эфира – бардовские песни)[271];

·                        «Возрождение – XXI век» (с апреля 1992 года по июль 2002 года; в эфире звучали политические, исторические, культурные программы и музыка разных жанров)[272];

·                       «Классика» (с апреля 1996 до февраля 2000; до апреля 1997 года в эфире – исключительно классическая музыка; после – рок-музыка)[273].

·                       «Надежда» (с июля 1992 года до  августа 2000; от других станций отличалась большим количеством диалогов и игр со слушателями)[274];

·                       «Открытое радио» (с 1 марта 1992 – «Открытое радио», затем – «Открытое радио 2х2», с начала 1998 до 1999 – «Открытое радио "Романтика"»[275]; вначале – информационная станция, затем – музыкальная, основной компонент вещания которой – качественная отечественная и зарубежная рок-музыка – Classic Rock[276]; также в эфире звучали программы, посвященные истории рока; целевая аудитория – от студентов до людей 30-40 лет; реальная аудитория – немногочисленная, но отличалась высокой лояльностью)[277];

·                       «Панорама» (с января 1993 до июня 1996 года; информационно-музыкальная радиостанция; каждые 15 минут – новости; музыка – всех жанров, в основном, зарубежный рок, джаз, блюз; авторских программ практически не было[278]; после 1998 года -  музыкальная радиостанция технического характера, без ди-джеев[279]);

·                       «Станция-2000» (с 28 октября 1995 до 30 сентября 2001; с апреля 2001 – название «Станция»; в эфире звучала музыка таких стилей, как rance, house, drum'n'base, techno, hardcore, acid-jazz, ambient, trip-hop, hip-hop[280], а также музыкальные и литературные программы; радиостанция была популярна среди молодежи[281]);

·     «Престиж Радио» (с 1994 до 1997; формат радиостанции – Smooth Jazz Radio или New Adult Contemporary; в эфире звучали композиции в стиле smooth jazz в режиме нон-стоп)[282];

·    «Резонанс»  (с 25 ноября 1991 до октября 2004, с перерывом с октября 1993 до 1995; сотрудниками станции были известные писатели и журналисты[283]; в эфире – культурные и политические программы; радиостанция выражала точку зрения различных направлений левой и центристской оппозиции)[284];

·    «Эхо Москвы» (с августа 1990 года; в эфире – общественно-политические и культурные программы; в 1996 году Никита Иванов, который работал, помимо «РаКурса», на «Эхе Москвы», сообщил, что «Эхо Москвы»  рассматривало радиостанцию «РаКурс» как серьезного конкурента»[285]).

Итак, несмотря на то, что радиостанция «РаКурс» была уникальной, а ее слушатели отличались высокой лояльностью, в московском эфире существовало достаточное количество радиостанций, которые можно назвать ее конкурентами.

**

Изучив программную политику и концепцию вещания радиостанции «РаКурс», можно выявить черты, характерные для некоторых радиостанций 90-х годов, позволявшие привлекать аудиторию.

- основным составляющим концепции вещания было дружеское общение с радиослушателями, которое достигалось за счет большого количества прямого эфира, дававшего слушателям возможность звонить в студию, готовности многих ведущих посвящать большое количество эфирного времени общению со слушателями, а также за счет образов ведущих;

- проведение внеэфирных мероприятий – всевозможных концертов и фестивалей – под эгидой «РаКурса» давало возможность привлечь на радиостанцию новую аудиторию и увеличить лояльность прежних слушателей;

- важным элементом была персонификация эфира: ведущими и авторами программ на «РаКурсе» становились неординарные люди (писатели, музыканты, философы), которые могли высказывать мнение по какому бы то ни было поводу, использовать лексику из различных стилистических пластов и богато интонировать свою речь;

- одной из отличительных особенностей «РаКурса» стало многообразие программ на радиостанции: причем, преобладали просветительские передачи при минимальном количестве политических и экономических; также можно отметить многообразие музыкальных жанров и направлений среди композиций, звучавших на радиостанции;

- ведущие станции особо отмечали отсутствие в эфире того, что могло раздражать слушателей - музыки из разряда массовой культуры, а также навязчивой рекламы;

- творческая составляющая, присущая многим радиостанциям периода становления отечественного радиорынка, особенно ярко проявилась на «РаКурсе», сотрудники которого создавали передачи исключительно по той тематике, которая привлекала их самих, и потому им удавалось заинтересовать слушателей.

 

 

Заключение.

История радиостанции «РаКурс» является одним из примеров развития московского радиорынка в постсоветский период. Эта радиостанция была открыта в 1994 году по инициативе бывшего коллектива станции «SNC» при поддержке Андрея Щербакова, директора АО «Курс» (фактически, это была «корпоративная» радиостанция «Курса»). Радиостанция существовала на средних волнах, и позиционировала себя как «радио для тех, кто соображает». За время существования радиостанция «РаКурс» несколько раз пыталась перейти на fm-вещание, но безуспешно.

Целевой аудиторией радиостанции были интеллектуалы - студенты, научные сотрудники, работники культуры, молодые бизнесмены[286].

Первым главным редактором в 1994 году стал Сергей Галямин, в 1996 году его сменяет Олег Чилап. В связи с этим радиостанция становится более интеллектуальной, меняется ее аудитория. В первые два года станцию слушали по большей части старшие школьники и студенты, потом аудитория «взрослеет», среди ее поклонников появляются люди 30-40 лет[287].

Концепция радиостанции включала в себя различные музыкальные стили, множество авторских передач, свободу ведущего в эфире, что позволяет определить формат радиостанции как MOR. В эфире радиостанции звучали программы, различавшиеся по жанру (комментарии, очерки, беседы и др.) и по тематике (научные, культурные, семейные, юмористические и др.). Основное место в эфире занимали передачи о музыке, которые вели люди, имевшие к музыке непосредственное отношение (в основном, музыканты). Ведущей темой таких программ становились музыкальное направление, музыка одной страны, музыка отдельной группы. На волнах «РаКурса» регулярно шли живые концерты. «РаКурс» явился также инициатором нескольких фестивалей и «джем-сейшенов».

Просветительские передачи были построены так, чтобы слушать их было не только полезно, но и приятно. Ведущие сами продумывали концепцию программы, ее композицию. Они решали, как именно будут вести передачу – с какими интонациями, будет ли речь быстрой или медленной и т.п. Но самое важное, что и ведущие программ, и ведущие эфира говорили на радиостанции «по-человечески», беседовали со слушателями «по душам». Они делали слушателей как бы «соучастниками» жизни радиостанции (слушатели слышали празднования в прямом эфире, помогали подбирать музыку, ходили на концерты, присылали на станцию рисунки и т.п.).

Несмотря на вещание вне популярного fm-диапазона, «РаКурсу» удалось войти в пятерку станций с самыми высокими рейтингами, обойдя многих конкурентов («Возрождение – XXI век», «Классика», «Открытое радио», «Панорама» и др.).

Однако с начала 1998 года «РаКурс» перестал функционировать. Как выяснилось, подобный формат оказался крайне неприбыльным в радиобизнесе. Маргинальной радиостанции, работавшей к тому же на средних волнах, было сложно находить рекламодателя. Деньги, потраченные учредителем на содержание станции, не окупались. Вероятнее всего, в настоящее время «РаКурс» воссоздать нереально – прибыль может принести только занятие бизнесом, но не творчеством. «Даю голову на отсечение – сегодня такие радиостанции невозможны…», - отметил Олег Чилап[288].

Изучив программную политику и концепцию вещания радиостанции «РаКурс», можно выявить черты, характерные для отечественного радиовещания 90-х годов.

- учредителем радиостанции выступило коммерческое предприятие, руководство которой не имело достаточной компетенции в сфере ведения радиобизнеса;

- сотрудники радиостанции отмечали скудость технической базы: использовалась полубытовая или бывшая в использовании аппаратура, а ремонт, проведенный в помещении редакции, не соответствовал назначению помещения;

- для увеличения рейтингов использовались различные методы коммуникации с аудиторией – в том числе, внеэфирные; возможность подобных коммуникаций увеличилась благодаря использованию сети интернет;

- радиостанция, даже будучи культурологической, не смогла избежать вовлечения в политический конфликт;

 - была проведена попытка рейдерского захвата, оказавшаяся неудачной;

- радиостанция закрылась в результате недостатка финансирования в условиях коммерциализации радиорынка;

- благодаря своей уникальности, она осталась объектом для ностальгии многих бывших слушателей и для подражания радиолюбителей;

- основным составляющим концепции вещания было дружеское общение с радиослушателями, которое достигалось, во-первых, за счет большого количества прямого эфира, дававшего людям возможность звонить в студию; во-вторых, готовности многих ведущих посвящать большое количество эфирного времени общению со слушателями; - проведение внеэфирных мероприятий – всевозможных концертов и фестивалей – под эгидой «РаКурса» давало возможность привлечь на радиостанцию новую аудиторию и увеличить лояльность прежних слушателей;

- важным элементом была персонификация эфира: ведущими и авторами программ на «РаКурсе» становились неординарные люди (писатели, музыканты, философы), которые обладали уникальным эфирным почерком;

- одной из отличительных особенностей «РаКурса» стало тематическое многообразие программ: причем, преобладали просветительские передачи при минимальном количестве политических и экономических; также можно отметить большое количество музыкальных жанров и направлений среди композиций, звучавших на радиостанции;

- ведущие станции особо отмечали отсутствие в эфире того, что могло раздражать слушателей - музыки из разряда массовой культуры, а также навязчивой рекламы;

- творческая составляющая, присущая многим радиостанциям периода становления отечественного радиорынка, особенно ярко проявилась на «РаКурсе», сотрудники которого создавали передачи исключительно по той тематике, которая привлекала их самих, и потому им удавалось заинтересовать слушателей.

Для многих ведущих «РаКурса» станция стала удачным «старт-апом». Так, Анна Куксо, дебютировавшая на «РаКурсе», впоследствии работала на «Максимуме», на «Серебряном дожде». Одной из ведущих новостей на станции «РаКурс» была Любовь Камырина, впоследствии ставшая известным журналистом (в настоящее время она работает в программе «Истории в деталях»).

Сергей Рымов, пришедший на «РаКурс» студентом, работал после на станции «Говорит Москва», вел там программы «Переводчик» и «Изюминка»[289]. Александра Иванова также вела на станции «Говорит Москва» авторскую программу «Московская афиша»[290]. Георгий Мосешвили работал на «Эхе Москвы» и также на радиостанции «Говорит Москва». На последней он вел передачу с «ракурсовским» названием «Парижский кораблик», а также программы «Кантри, Блюз, Джаз» и «Страны света»[291]. На станции «Говорит Москва» работал и Слава Гришин.

Никита Иванов был корреспондентом на «Эхе Москвы», сейчас он – шеф-редактор на телеканале ТВЦ[292]. Андрей Евдокимов вел на радиостанции «Арсенал» программу «Новый блюз» (каждую субботу в 22.00) и на радиостанции «Эхо Москвы» передачу «Весь этот блюз»[293].

Артем Прохоров, который вел программу «Латинский дневник» по субботам в 19.00, сейчас работает редактором в «Интерфаксе» - по словам Кирилла Мошкова, «на каких-то очень высоких позициях»[294].

Хотя, не все связали свою жизнь с журналистикой. Например, Иван Рукосуйко (настоящее имя – Алексей Кириченко), который вел передачу о шумовой музыке «Много шума из ничего» (по субботам в 18.05), после закрытия «РаКурса» жил несколько лет в Бирме, в буддийском монастыре, причем жил не как гость, а как монах, и изучал историю буддизма. Сейчас он - доктор наук, единственный крупнейший специалист по истории буддизма Бирмы[295].

Константин Волков (Кирилл Мошков) после «РаКурса» работал в «Интермедии»[296]. А сейчас он – главный редактор журнала о джазе. Он утверждает, что скучает по «РаКурсу»: «Эта работа давала значительное ощущение самореализации… в нынешних условиях это было бы невозможно»[297].

Автор намерен в дальнейшем продолжить изучение периода становления отечественного радиорынка и обратиться к исследованию форматной специфики и программной политики других радиостанций, существовавших в московском эфире в это время.

 

 

Литература и источники

1.          Барабаш Н. С. Ведущий в прямом эфире (приемы и методы работы коммерческой радиостанции): дипломная работа / МГУ имени М. В. Ломоносова. – Москва. 1997. 

2.          Барабаш Н. С. Ведущий информационно-музыкальной радиостанции – становления профессии, специфика и методы работы: диссертация кандидата филологических наук / МГУ имени М. В. Ломоносова. – Москва, 2002.

3.          Беляев С., Коробицын В. Радиостанции России. Государственное и независимое вещание. – М.: Пласт – 1500 и др., 1995. – 179 с.

4.          Вартанова Е. Л. Медиаэкономика зарубежных стран. – М.: Аспект Пресс, 2003. – 335 с.

5.          Кийт М. Радиостанция / пер. с англ. А. И. Филекина. – М.: Мир, 2001.- 462 с.

6.          Кузнецов И.В. История отечественной журналистики (1917–2000). – М.: Флинта: Наука, 2002. – 640 с.

7.          Курс экономической теории: учебник / под ред. М.Н. Чепурина, Е.А. Киселевой. – Киров: Аса, 2009. – 848 с.

8.          Мошков К. Радиовещание для начинающих / Сайт Кирилла Мошкова. URL: http://www.moshkow.net/radio4.htm (дата обращения – 12.03.2013).

9.          Муратов С. Телевизионное общение в кадре и за кадром – М.: Аспект Пресс, 2007. –  202 с.

10.       Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики. –М.: Изд-во МГУ, 1999. – 304 с.

11.       Радио: музыкальное, новостное, общественное... / под ред. В. А. Сухаревой, А. А. Аллахвердова. – М.: Фонд Независимого Радиовещания, 2001. – 224 с.

12.       Радиожурналистика: учебник / под ред. А. А. Шереля. – М.: Изд-во Моск. ун-та: Наука, 2005. – 480 с.

13.       Сухарева  В. А. Система отечественного радиовещания в процессе социально-экономической трансформации: 1990-2005: диссертация кандидата филологических наук / МГУ имени М. В. Ломоносова. – Москва, 2006.

14.       СМИ в меняющейся России: Коллективная монография / под ред. Е. Л. Вартановой. – М.: Аспект Пресс, 2010. – 336 с.

15.       Средства массовой информации России: учебное пособие для студентов вузов / под ред. Я. Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2011. – 391 с.

16.       Телерадиоэфир: история и современность / под ред. А. Г. Качкаевой. – М.: Аспект Пресс, 2008. – 400 с.

17.       Телерадиоэфир: история и современность / под ред. Я. Н. Засурского. – М.: Аспект Пресс, 2005. – 239 с.

18.       Чантлер П., Стюарт П. Основы радиожурналистики / пер. с англ. Г. В. Кочегаровой, под ред. Т. Н. Яковлевой-Нельсон. – М.: ГИТР, 2007. – 336 с.

***

 

1.          Интервью с Борняковым Д. Архив автора. 03 марта 2013 года.

2.          Интервью с Мошковым К. Архив автора. 12 февраля 2010 года.

3.          Интервью с Чилапом О. Архив автора. 30 августа 2010 года.

 

***

 

1.          Авер Л. Андрей Евдокимов: Блюз – это музыка для всех // Информационное агентство «OnAir.ru». URL: http://www.onair.ru/main/themes/view/THID__78/ (дата обращения – 12.03.2013).

2.          Аредова Н. Для тех, кто соображает // Вечерняя Москва. – 1995. – № 91 (21494).

3.          Белавин П. Радио мало // Коммерсантъ Деньги. – 2010. – №45 (802).

4.          Белонучкин Г. Радиостанции // Электронное периодическое издание «Политика». URL: http://www.politika.su/media/radiost.html#rak (дата обращения – 12.03.2013).

5.          Бирюлин С. "Открытое радио" будет проводить свой фестиваль // Портал «Звуки.ру». URL: http://www.zvuki.ru/R/P/7014 (дата обращения – 12.03.2013).

6.          Васильев А. История московской частоты 69,26 МГц // Портал «Клуб радио». URL: http://www.guzei.com/radio/journal/article/69_26.php (дата обращения – 12.03.2013).

7.          Инсаров А. Инсаров слушает радио // Московский бит. – 1997. – №5.

8.          История вещания "Станции" с 1995 по 2001 годы // Сайт Радио «Станция». URL: http://nickls.narod.ru/ (дата обращения – 12.03.2013).

9.          Конькова Н. Радио «РаКурс» - для тех, кто соображает // Журналист. – 1995. – №4.

10.       Кулагин А. «Я видел, кто придет за мной» // Круг друзей. – 1996. – №1.

11.       Мошков К. «Живой» джаз в эфире «РаКурса» // Сегодня. – 1995. – № 238 (596).

12.       Павлов А. Говорит Москва // Сегодня. – 1994. – № 225.

13.       Пушкина М. Сидя на муравьиной куче // Московский комсомолец. – 1996. – №21 (472).

14.       Радио РаКурс // Альманах «Словесность». – 2010. – Книга 4.

15.                  Редакция журнала «Второе зеркало». P.S. Светлой солнечной памяти // Второе зеркало. – 1998. – №1.

16.               Редникин Р. Фестиваль: вслух и громко // Интернет-портал «Звуки.ру». URL - http://www.zvuki.ru/.../7575 (дата обращения – 12.03.2013).

17.       Редникин Р. Прямой эфир // Этажи. – 1994. – №5.

18.       Соболев М. История московской частоты 69,26 МГц (продолжение) // Портал «Клуб радио». URL: http://www.guzei.com/radio/journal/article/69_26_2.php (дата обращения – 12.03.2013).

19.                  Соловьев А. Олег Чилап и его музыка // Интернет-журнал «Тусово». 26.01.2007. URL: http://www.tusovo.com/article.php3?id-article=1398 (дата обращения – 12.03.2013).

20.               Стаднюк И. Радио для тех, кто соображает // Сегодня. – 1996. – № 45 (650).

21.       Цапина Р. INDIE VISION // Антикультурологический еженедельник «Ленин». – 1999. – №4.

22.       Цапина Р. Радио «Ракурс» // Сайт группы «Рада & Терновник». URL: http://radaiternovnik.narod.ru/nostalgi/30.htm (дата обращения – 12.03.2013).

23.       Цапина Р. Ракурс вместо SNC // Вечерний клуб. – 1994. – № 199-200 (788-789).

24.       Цесельчук Д. Ради речи родной // Королевский журнал. – 1996. – №2.

25.       Чилап О. Второе рождение радио «РаКурс» // Альманах «Словесность». – 2011. – Книга 5.

26.       Чилап О. Как я придумал национальный праздник // Альманах «Словесность». – 2009. – Книга 3.

27.       Чилап О. Как я придумал национальный праздник // Альманах «Словесность». – 2011. – Книга 5.

28.       Шипилев С. История радио «Резонанс» // Сайт MST-TV. URL: http://mst-tv.ru/publ/2-1-0-66 (дата обращения – 12.03.2013).

29.       Щуров И. Памяти «Открытого радио» // Сайт Noo.Ru. URL: http://www.noo.ru/?Main/openradio/memory (дата обращения – 12.03.2013).

 

***

 

1.          Сайт Живого журнала. URL: http://www.livejournal.com/ (дата обращения – 12.03.2013). 

2.          Сайт радиостанции «РаКурс». URL: http://www.rakurs.ru/ (дата обращения – 12.03.2013).

3.          Электронная библиотека фонда «КОАПП». URL: http://koapp.narod.ru/data.eng/11/4/3/19.htm (дата обращения – 12.03.2013).

4.          Электронный портал «76-82. Энциклопедия нашего детства». URL: http://www.76-82.ru/ (дата обращения – 12.03.2013).

5.          Электронный портал «Джаз.ру». URL: http://www.jazz.ru/ (дата обращения – 12.03.2013).

6.          Портал «Звуки.ру». URL: http://www.zvuki.ru/R/P/7014 (дата обращения – 12.03.2013).

7.          Портал «Клуб радио». URL: http://www.guzei.com/radio/journal/article/69_26.php (дата обращения – 12.03.2013).

8.          Свободная энциклопедия «Радиопедия». URL: http://ru.radiopedia.wikia.com/wiki/Радиопедия (дата обращения – 12.03.2013).

9.          Портал «Проекты Андрея Соловьева». URL: http://www.dragonjazz.narod.ru/ (дата обращения – 12.03.2013).

 

 

Также использованы программы, звучавшие на волнах радиостанции «РаКурс» в 1994-1998 годах (см. приложение 5).

Приложение 1. Расшифровка интервью с Кириллом Мошковым.

Архив автора. 12 февраля 2010 года.

 

Расскажите, пожалуйста, про компанию, которая стала спонсором «РаКурса».

АО «Курс», выпускала эта компания электродвигатели, в том числе и насосы. Владелец ее, Андрей Щербаков, был классическим новым русским. Как я понимаю его мотивацию – он согласился создать радиостанцию «для понтов»: у кого-то крокодил на даче живет, у кого-то машина золотом отделана, а у него радиостанция своя, да еще и не такая как все. Щербаков в 8 утра приходил обязательно в редакцию, дожидался, пока погаснет табло «микрофон включен», заходил в студию, пожимал руки ведущим, пожимал руку инженеру и уходил к себе в офис, который находился в том же здании. Редакция радиостанции располагалась в здании, где находился офис АО «Курс».

А как выглядела редакция?

Это здание было построено как советский НИИ где-то в начале 70-х годов. Это было очень плохо, грубо построенное здание, ужасно выглядевшее снаружи и изнутри. В 90-х годах там были созданы классические офисы, то есть, были построены тонкие перегородки, которые шатались, когда к ним прислоняешься, покрытые так называемыми жидкими обоями (бумажная масса, которая, засыхая, образовывала белые лохматые стены - считалось, что это очень модно и красиво). При этом, там падали косяки у дверей, потому что они были плохо прибиты. Двери из экономии в некоторых местах оставили старые, и, когда закрывалась дверь в эфирную студию, раздавался смачный лязг замка, потому что замок был советский.

На шестом этаже в этом здании две комнатки занимала редакция радиостанции «РаКурс». Потом одну из этих комнаток выделили под студию для предварительной подготовки и монтажа программ. Я говорю «студии», хотя на самом деле это были практически обычные комнаты. Там стояли дешевые советские канцелярские столы, на которых стояла дешевая полубытовая аппаратура: бытовые компакт-диск-плееры, самые дешевые микрофоны, а пульт для записи и подготовки программ был списанный из другой студии. В общем, это только называлось студией. Но, при этом, люди там как-то умудрялись готовить программы. Передачи записывались на четвертьдюймовую ленту, монтировались ножницами и скотчем – никаких цифровых средств монтажа тогда еще, естественно, не было. А эфирная студия была основана на комплексе, списанном с радиостанции «SNC»: «эсэнсевый» микрофон, «эсэнсевый» пульт, «эсэнсевый» магнитофон конрольной записи эфира. Плюс, было куплено два магнитофона, которые писали на широкую ленту (МЭЗы, так называемые), и DAT-машину, то есть цифровой и кассетный магнитофон, и еще кое-что по мелочи. Записывать на DAT казалось ужасно прогрессивным.

Студия представляла собой помещение в 18-20 квадратных метров, где стояла широкая консоль, которая представляла собой стол ведущего, в ней был вделан пульт. Напротив, через стол, сидел гость.  Могли сидеть два-три гостя, они обслуживались одним микрофоном: висела штанга, штангу поворачивали от одного гостя к другому, если успевали,. Штанга при этом ужасно скрипела, и это все было хорошо слышно в эфире. Потом уже, в последние полтора года, завели еще пару микрофонов, можно было озвучить нескольких гостей.

Студийное окно выходило прямо на Вторую Бауманскую улицу, по которой ходили трамваи, поэтому окно мы не открывали. В студии был кондиционер, настоящий советский кондиционер, который, когда его включали, отмораживал ноги в течение десяти минут. В студии, в длинной стене, было сделано окно в концертную студию.

«Концертная студия» - это тоже название чисто условное. Просто помещения радиостанции прилегали к помещениям звукозаписывающей студии, которая работала в режиме обычной коммерческой студии - там записывались какие-то музыканты. Как я понимаю, «Курс» таким образом пытался отбить свои затраты на содержание радиостанции (понятно, что не отбивал, но какие-то деньги эта студия приносила). А по выходным, около пяти вечера, эту комнату можно было использовать как концертную студию, для концертов в живом эфире. Оттуда, с основного пульта, приходила стереопара; мы это стереопару подключали  себе на пульт, то есть, могли, допустим, вывести музыкантам в наушники вопросы радиослушателей, они могли на этот вопрос ответить и продолжать играть. Ощущение живого эфира, конечно, не сравнится с обычным концертом в студии, когда ты не чувствуешь аудиторию. А здесь аудитория чувствовалась очень хорошо: мы принимали звонки, задавали от лица слушателей вопросы, сами слушатели задавали вопросы музыкантам, поэтому получался настоящий интерактив.

По субботам в пять часов на волнах «РаКурса» звучал джазовый концерт «Московский Свинг», который вел я. По воскресеньям, в основной концертный день, эфир сначала вел Сергей Галямин, первый главный редактор «РаКурса», а потом Сергей Рымов, молодой ведущий.

Как началась подготовка к вещанию?

Первое, с чего начало руководство АО «Курс» - покупка fm-передатчика. Его поставили прямо на крыше здания (раньше, при выходе из метро на станции «Бауманская» сразу было видно это здание, с «рогами» на голове, - там стоял «рогатый» передатчик, с двойной антенной). Но не смогли получить лицензию на этот передатчик, потому что получение fm-лицензии было практически не реально, нужно было давать очень много взяток. Говорили так: «Вы понимаете, в комиссии 27 человек…» Дальше выжидательная пауза. Понятно было, что предложить меньше определенной суммы каждому было просто неприлично. Инвестор был как-то не готов к такому повороту событий.

Мы думали, что в скором времени удастся получить частоту официальными путями. Все время, что работала радиостанция, она работала, строго говоря, в тестовом режиме. Все ждали перехода на fm: «Вот перейдем на fm, вот тут-то мы и прославимся!». В студии стоял пульт управления fm-передатчиком, мы даже его иногда включали, прогревали...

А вообще, взгляд на радиовещание тех людей, которые владели радиостанцией, был очень простой. Им кто-то объяснил, что если выкинуть в форточку антенну – получится радио. О том, что необходимо получить какие-то лицензии, они узнали, только когда уже купили передатчик.

В результате была получена лицензия на вещание в тестовом режиме, ее нужно было все время продлевать. Кроме того, приходилось арендовать все время разные каналы, потому что «по дороге» постоянно происходили страшные потери сигнала.

Как подключали радиостанцию к передатчику, когда цифровых линий не было? Московская городская телефонная сеть провела в здание так называемую «выделенную пару», то есть две сдвоенные телефонные линии. Эта сдвоенная медная пара шла куда-то в коллектор МГТС, а дальше – на передатчик… Передатчики были разные. Одно время «РаКурс» пользовался передатчиком, который находился возле станции метро Октябрьское поле, потом – передатчиком в городе Электросталь, потом – в Мытищах. В общем, за все время вещания у «РаКурса» было разных частоты. Самая лучшая частота была 792 КГц, в последние полтора года. А как-то раз выяснилось, что сигнал на передатчик уходит, а в эфир попадает по мощности примерно 15% сигнала. Сигнал в эфире был с гулом, треском. Начали выяснять, что случилось. Главный инженер, Николай Иванович, немногословный подполковник технической службы в отставке, ездил разбираться, куда пропадает сигнал. В МГТС ему сказали: «У нас есть схема, как здесь идет сигнал, и как здесь идет сигнал. А как проходит между этими местами, мы не знаем, потому что в 1941 году, когда была паника, и архивы везли в Самару, эти схемы потерялись».

Мы понимали, хорошо или плохо слышно нас в эфире, потому что у нас стоял приемник в самой студии. И некоторые ведущие, в том числе я, очень любили вести эфир, слушая наушниках не чисто студийный звук, а уже прошедший через эфир. В этом была какая-то романтика, как я сейчас понимаю. Но мы для себя объясняли, что так мы слышим реальный звук в эфире и можем понять, что в эфир выходит, а что не выходит.

Как появились джингл и логотип?

Джингл все время вещания станции был один и тот же. Сделал его Юра Крашевский, аранжировщик студии «Грант», которую мы использовали как концертную студию. Крашевский, старый джазовый музыкант (тогда ему было лет пятьдесят), игравший в оркестре Кролла, работал в студии штатным аранжировщиком. Джингл «РаКурса» имитировал джингл радиостанции «SNC», звучал только чуть-чуть по-другому. Сергей Галямин произносил своим красивым голосом: «В эфире независимая радиостанция РаКурс».

Дело в том, что создавшие радиостанцию «РаКурс» журналисты – Галямин, Редникин, Евдокимов, Рахлина, Немоляев – работали на «SNC». Они ужасно были привязаны к идее «SNC». И то, что «SNC» преждевременно закрылось, заставляло их чувствовать себя так, как будто они не доиграли в какую-то игрушку. И они постоянно носились с духом «SNC». Понятно, что и значительная часть аудитории была та, которая слушала «SNC»: не так много времени прошло между прекращением вещания «SNC» и началом вещания «РаКурса».

А логотип?

Не было никакого логотипа. Там была какая-то картинка, это радиослушатели рисовали. Вообще, за все время вещания было несколько вариантов логотипа. Была оранжевая наклейка с каким-то петухом на жердочке. Был рисунок с солнышком. Был просто текстовый логотип – название станции, написанное нелепыми буквами.

В 1995 году в Лужниках прошел праздник Московских средств массовой информации, и «РаКурс» там единственный раз участвовал. Возле спортивной арены стояли стенды различных радиостанций, газет, журналов, и люди между них бродили. Там собралось несколько десятков наших слушателей, и мы там тусовались целый день, с утра до вечера, на гитаре играли. На фотографиях, которые сохранились, видна растяжка «РаКурса», и там совершенно другой логотип, то есть, такой, которого не было нигде больше, его специально сделали для этой растяжки.

Никакого специального, особенного логотипа не было. Тогда вообще понятие фирменного стиля – визуального, во всяком случае – еще не сформировалось. В середине 90-х годов все делалось методом проб и ошибок, впервые.

«РаКурс» был одной из первых негосударственных радиостанций в России, поэтому, разумеется, никакой традиции работы на такой радиостанции не было. Все делалось в первый раз, складывалось на ходу. Если бы это была радиостанция, которая работала уже тридцать лет, со своими правилами и ритуалами, то, может быть, на ней было бы не так интересно работать. На «РаКурсе» было интересно работать, потому что там можно было все. Нельзя было трех вещей: призывать к свержению существующего строя вооруженным путем, разжигать межнациональную рознь, и по матери в эфир нельзя было говорить. Еще нельзя было ставить в эфир поп-музыку. Редакция решила, что поп-музыку «РаКурс» передавать не будет, в отличие от «SNC», где за деньги такую музыку ставили. Была песня «Василек»: «Василек - мой любимый цветок». На «SNC» эту песню можно было услышать каждый день, ее ставили в эфир за деньги. Но они это обыгрывали: «Ни дня без василька…» Было смешно.

Генеральным директором станции был Борис Колесняк, правильно?

Да. Борис Степанович был полковник в отставке. Благодаря ему на станции появился начальник рекламной службы, майор, который отличился тем, что за три с половиной года существования радиостанции не разместил ни одной платной рекламы, только бартер. Он был приятелем Колесняка, они вместе на Кубе служили, поэтому уволить его было невозможно. Главный инженер тоже был знакомым генерального директора, подполковником.

Борис Степанович – это был легендарный, конечно, персонаж. Отличался он тем, что очень любил управлять радиостанциями. Естественно, ему нужно было, чтобы все было по-военному, чтобы все стриглись аккуратно, чтобы приходили на работу вовремя. При этом, он мог совершенно запросто позвонить в эфир по так называемому «секретному» телефону, который никто не знал, кроме сотрудников радиостанции. В отличие от того телефона, по которому звонили слушатели, этот звонил (слушательский только мигал).

Колесняк действительно стремился руководить радиостанцией, но по факту мало что делал. Через какое-то время его кабинет вынесли за территорию редакции, непосредственно на территорию АО «Курс». Там бывшие военные постоянно «тусовались», играли в шарики на компьютере, пили водку. В редакции над этим посмеивались.

Конечно, Колесняк был «безвредный» - гадостей не устраивал, людей со свету не сживал. Потом он работал, совершенно закономерно, на радиостанции «Милицейская волна».

Сначала главным редактором был Сергей Галямин, потом – Олег Чилап. Чем отличались периоды их редакторства?

Сергей Галямин был очень мягким человеком. Ему хотелось, чтобы все шло хорошо, и он взывал к сознательности людей. Но поскольку люди там работали не очень профессиональные, и поскольку все делалось на ходу, то так, чтобы все оно само собой получалось – этого не выходило. Там был ряд приключений с учредителями, учредители высказали недовольство работой станции. И постепенно назрела мысль, что нужно менять главного редактора. И тут развернулась, как это бывает даже в самом неформальном коллективе, бешеная борьба за власть.

У Олега Чилапа была мощная поддержка в лице его супруги Ларисы Садовской, которая занималась детскими передачами с дневное время. Лариса обладала бешеной совершенно энергией, и она «протолкнула» Олега, человека незлобивого и не очень энергичного, в редактора. Хотя, конечно, Чилапа на станции после этого стало очень много. Он вел два дня (все по одному дню вели, а он два). Но всех это устраивало, потому что он был культовой фигурой. У него была группа, которую все слушали, слушатели все время заказывали ее музыку в эфир.

Я понимал, что Чилап пытается сделать интересный нешаблонный эфир, просто его понятия нешаблонного эфира резко различались с моими. Мне, например, не нравилась его группа. Хотя, если слушатели заказывали «Оптимальный вариант» – я ставил «Оптимальный вариант». Объективно говоря, группа-то неплохая: небанальная музыка, хорошие стихи. Группа заслуживала того, чтобы вокруг нее был какой-то культ. И если выбирать из возможных вариантов, это был неплохой вариант – культовый редактор с культовой группой. Я думаю, что не случись закрытия станции, это все долгое время еще так же могло бы существовать.

Но я никогда этого культа не понимал, не разделял. Поэтому я на своем субботнем дне сидел тихонечко, и никого не трогал. Я сделал сначала какие-то попытки протолкнуть свои идеи, но когда понял, что ничего из этого не выйдет, отошел на субботний день. В общем, претензий к субботнему дню не было: день был хороший, слушали его много, и даже наша программа «Московский свинг» – казалось бы, джазовые концерты в прямом эфире – была по рейтингу передач внутри радиостанции в десятке, это хороший результат для джазовой программы.

Расскажите, пожалуйста, про новости на радио «РаКурс».

На радио «РаКурс» новостей изначально не было никаких. Были попытки сделать информационную службу, но, поскольку все делалось крайне ограниченными средствами, то, новости были, скажем так, «домодельные». В последние два года существования станции Никита Иванов, ведущий пятницы, был назначен ответственным за новостную службу. Он каким-то чудом умудрился добиться у владельца станции финансирования, подписал станцию на ТАСС. С этого момента в эфире появились более или менее профессиональные выпуски новостей. Одной из ведущих новостей была выпускница факультета журналистики МГУ Любовь Камырина, впоследствии ставшая известной в радиовещании. Она работала на коммерческих станциях, но дебютировала как раз на «РаКурсе». Всего три или четыре человека работали в новостной службе. Но новости не играли значительной роли: всем было понятно, что это станция для другого.

Какие проблемы существовали у радиостанции?

Проблемы были с размещением рекламы. Рекламодателей просто не было. Были партнеры, которые размещали бартерную рекламу: то есть, мы рекламировали какие-то мероприятия, а они говорили, что радио «РаКурс» это мероприятие поддерживает информационно. Все считали, что это безумно расширит аудиторию радиостанции, а у рекламодателей была иллюзия, что если по «РаКурсу» будут раз в неделю говорить, что проходит такое-то мероприятие, то на это мероприятие придет очень много людей. Но так, чтобы была какая-то платная реклама – нет, не было такого.

Еще определенные «трения» могли бы быть с учредителем. Он иногда высказывался, что ему такая-то передача не понравилась. Но в таком случае коллектив просто пожимал плечами и игнорировал мнение учредителя, и все продолжалось, как было. Некоторые его пожелания, конечно, выполнялись. Ему, например, захотелось, чтобы сказки по вечерам читали менее мрачные. Ну, сделали больше позитива. В русской литературе позитивные произведения тоже бывали, как ни странно.

Что касается Румынии, на которую якобы мы нелегально вещали – это до нас только слухи доходили. Этим занимался главный инженер, который постоянно ездил разбираться на передатчик, передатчик-то нам не принадлежал – мы его арендовали. Мы только слышали, что что-то там такое произошло. Но нас, ведущих, это совершенно не касалось.

Сколько часов в сутки работала станция?

Станция большее время существования радиостанции работала несколько часов в день. Наибольшим количеством времени работы в сутки было 18 часов, существовал ночной перерыв – с часу ночи до семи утра. Потом, когда уменьшилось финансирование, появился еще и дневной перерыв.

В то время, когда существовал ночной перерыв, мы объективно чувствовали, что к часу ночи количество аудитории резко уменьшалось. А в семь утра был довольно резкий «всплеск» - это время, когда люди встают, собираются на работу или в институт.

У нас была довольно обширная студенческая аудитория. Мы их просто по голосам узнавали. Там были активные люди, которые звонили каждый день, по нескольку раз. С некоторыми я до сих пор переписываюсь. У меня в друзьях в LiveJournal есть такой дядя Жора, бывший слушатель «РаКурса» - он звонил, наверное, каждый час, ко всем ведущим, не только ко мне. Активный молодой человек был. Сейчас сетевыми технологиями занимается.

Мы, конечно, обсуждали ночные эфиры, но я никогда всерьез не думал, что из этого получится что-то интересное. Единственный слот, который реально мог работать – это ночь с субботы на воскресенье. Я в час ночи в субботу заканчивал, и эфир оставался пустой до семи утра в воскресенье, когда приходил Галямин. Но, в общем, я не думаю, что это как-то радикально изменило бы судьбу радиостанции.

Реально не было человеческого ресурса, чтобы закрыть дополнительное количество эфира. У нас было ограниченное количество ведущих. Постоянно приходили какие-то люди, но тут же уходили, потому что школы разговора импровизационно, без текста, в прямом эфире, не было, и не было людей, которые были бы готовы к этому. Мы-то этому учились на ходу. А люди, которые приходили, они, как правило, были не радийные. А те люди, которые приходили и были радийные, и в принципе могли бы стать ведущими – у них были другие интересы. Может быть, им казалось, что денег мало…

А денег было действительно очень мало. Я полтора или два года работал по 29 часов в эфире в неделю 29 часов в неделю, что много, и получал за это около 400 долларов. По тем временам, это были приличные деньги. Но на коммерческих радиостанциях тогда люди зарабатывали 1000-1200 долларов. А мы все – ведущие дневных эфиров – зарабатывали 400-500 долларов. Естественно, что человек, который делал одну, может быть, две авторских программы, получал совсем копейки. И, конечно, это не всем нравилось.

Но я могу сказать, что некоторые люди, которые у нас приходили стажировку, потом работали на радио и работали успешно. Например, Аня Куксо, она же ди-джей Кусто, которая дебютировала на «РаКурсе», впоследствии работала на «Максимуме», на Серебряном дожде, была автором сценария «Чартовой дюжины». На «РаКурсе» она провела, буквально, три недели, потом ушла, а уже через год она на «Максимуме» работала. Очень талантливая была ведущая.

А как вы считаете, почему радиостанция «РаКурс» закрылась?

Я не считаю, я знаю. Там был серьезный финансовый конфликт внутри фирмы. Генеральный директор АО «Курс» на радиостанцию потратил несколько миллионов долларов, и ничего не заработал. В конце 1997 года официально было заявлено, что «РаКурс» вышел из эфира, поскольку образовался какой-то долг: мол, сейчас мы долг закроем, потом будет профилактика, и через месяц мы опять выйдем в эфир. Но этот месяц превратился в два месяца, в три месяца. В марте 1998 года нас собрали, и Щербаков выступил перед нами с речью, которая в переводе на современный литературный русский язык звучала так: «Спасибо вам, ребята, с вами было очень круто, но без вас будет гораздо круче». Понятно, что он больше не мог тащить этот чемодан, который было очень жалко бросить, но ручка оторвалась, поэтому пришлось бросать.

Расскажите, как радиостанция «РаКурс» вещала через интернет?

«РаКурс» вещал в прямом эфире, в формате real-audio. До mp3 господствующим форматом передачи данных в интернете, аудиоданных, было real-audio. Средняя скорость выхода в интернет составляла 200-300 байт в секунду. Поэтому mp3 тогда еще только-только начинали использовать, потому что одна песня приличного качества mp3 - это три, четыре, пять мегабайт. То же самое в таком же качестве в real-audio – меньше мегабайта. Естественно, что разница огромная – тем более, что многие тарифные планы шли от количества скачанных мегабайт, то есть, стоило это дорого. Поэтому, когда пошли разговоры о том, что надо выходить в интернет, когда начинали вещание в интернете, выбрали формат real-audio. Это был стриминг, прямое вещание.

Соня Соколова, нынешний главный редактор «Звуков.ру», вела передачу на «РаКурсе». А совладелец «Звуков.ру», ее муж, Паша Ходаков, работал тогда в «Ринете». «Ринет» был одним из первых и считался тогда одним из самых прогрессивных провайдеров в Москве. И «Ринет» нам, по доброте душевной, стараниями Паши Ходакова, выделил канал. В офисе «Ринета» стоял радиоприемник, который был подключен к компьютеру, оцифровывал на лету принятый из эфира средневолновый сигнал и передавал его в интернет. Естественно, поскольку каналы были очень тонкие в то время, и недостаточной была мощность компьютера, эфир звучал в интернете с задержкой минут на десять. Это время, которое требовалось, чтобы оцифровать поток и передать его в интернет (минимальным было опоздание в 30-40 секунд).

В радиостудии стоял компьютер, подключенный непосредственно к эфирному пульту, и мы могли слушать то, что там из студии идет в эфир. Тут же стоял компьютер, с интернетом, мы подключались к нашему каналу в real-audio, и слышали, что от 30 секунд до 10-15 минут была задержка.

Сохранилось из всего вышедшего в эфир очень немногое – мы не сохраняли непосредственно поток. Допустим, у меня на сайте лежат программы, которые я записывал на кассеты в студии, потом приносил домой, с кассеты оцифровывал в компьютер в real-audio и выкладывал к себе на сайт. Вот так оно с 1997 года там и лежит.

А в каких-нибудь конкурсах «РаКурс» участвовал, какие-нибудь награды получал?

Тогда ничего особенно такого и не было. То есть, я помню, что во всяких документах, которые писались для потенциальных рекламодателей, с гордостью указывалось, что информационное агентство «ИнтерМедиа»  в своем обзоре московских радиостанций поставило радио «РаКурс» на пятое место. Я уже не помню, что это был за обзор, на каком месте было радио «РаКурс», но, наверное, так оно и было. 

«РаКурс» был настолько маргинальной радиостанцией, настолько не такой, как все, настолько отдельной и настолько лучше всех остальных, что даже сама мысль, чтобы участвовать в конкурсах с какими-то попсовыми радиостанциями, вызывала смех.

В воспоминаниях бывшие сотрудники «РаКурса» указывали, что редакция радиостанции была очень «атмосферным» местом. Расскажите, какая же там была атмосфера?

Редакция была очень смешным помещением. Помесь старого советского офиса и роковой станции. Американцы, музыканты, которые приходили к нам в гости, говорили: «О! У нас в 1971 году была такая же подпольная радиостанция: и мы там косяк забьем, потом в эфир выходим, и шесть часов про Фрэнка Заппу разговариваем, точно как у вас». И нам казалось, что нам ужасно польстили. Американцы-то при этом имели в виду: «Что это за дыра, куда я попал?» Люди постсоветского рок-мира жили в прошлом, им казалось, что все самое значительное и самое интересное произошло где-то в 1968-1971 годах в Америке и в Великобритании. То, что сейчас и здесь, не круто: грязные помойки за окном, серые люди ездят на обшарпанных трамваях…

Вот насчет атмосферы в редакции – атмосфера была очень приятная. Я до сих пор встречаюсь со многими людьми, с которыми работал в один день, слежу за их судьбой. Человек, который вел в субботу передачу о шумовой музыке (в эфире он назывался Иван Рукосуйко, на самом деле его зовут Алексей Кириченко), сейчас доктор наук, единственный крупнейший специалист по истории буддизма Бирмы. Жил несколько лет в Бирме, в буддийском монастыре, причем, жил не как гость, а как монах. В этот же день работал Артем Прохоров – у него была программа «Латинский дневник», про латиноамериканскую музыку. Но его интересовала не вообще латиноамериканская музыка, а музыка Анд (Боливии, Перу, Парагвая, Эквадора), музыка высокогорных индейцев. Он мог часами о ней говорить. Он сейчас редактор в «Интерфаксе», страшный полиглот (18 языков знает), путешественник (ездит по всему миру).  Девочка, которая делала передачу о кино, сейчас главный редактор журнала о кино. Так что, в общем, хороший был коллектив.

С людьми, которые работали в другие дни, я тоже, в общем, поддерживал какую-то связь. Однако, в силу того, что я продолжал заниматься именно джазом и сам бросил играть рок-музыку, я вышел из этой тусовки – ну, естественно, связи ослабли, просто потому, что станцию больше интересовала рок-музыка, чем джаз.

Сложно говорить о том, какая была атмосфера. Для меня это –  значительная часть жизни, годы, которые меня сформировали. Когда я туда пришел в 1994 году, мне было 26 лет. До этого у меня были авторские программы на других станциях, но так, чтобы работать «в потоке», отвечать за весь эфирный день – вот этого, конечно, не было. Этот опыт я получил на «РаКурсе», и должен сказать, что эти три с половиной года, которые я там проработал, как-то для меня закрыли тему радио. То есть, я с удовольствием поработал бы на радио сейчас, повел бы какую-нибудь авторскую программу, но я этого не ищу сам, потому что понимаю, что ничего подобного «РаКурсу» в наше время не может быть. Это была возможность абсолютной свободы. Конечно, никто этого больше не предложит никогда.

Я провел пару раз какие-то концерты для радио «Культура». Конечно, я почувствовал живой нерв, потому что люблю вести концерты в эфире (для меня любимой частью эфира на «РаКурсе» была передача «Московский свинг», я ей горжусь до сих пор). Конечно, ощущение похоже, но не то. Да, я сижу в студии, смотрю на музыкантов, но я не управляю эфиром, у меня нет пульта, я ни на что не влияю.

«РаКурс» еще хорош был тем, что ведущий управлял всем. То есть инженер был, но он сидел за дверью, пил чай (или, если это был Слава Гришин, переписывал пленки). А эфир-то вел сам ведущий. То есть, вот перед тобой пульт – аналоговое все, никаких цифровых технологий. Ты поставил кассету с джинглом, нажал кнопку «play», подслушал кассету, чтобы она на начало встала. Потом развернулся, открыл виниловый вертак, поставил туда винил, поставил на начало третьей песни (послушал, чтобы точно встала на начало). В этот момент предыдущая песня кончается (чтобы это понять, нужно было эфир в наушниках слушать), микрофон включился, значит, нужно говорить. Это было сродни ведению машины по скользкой дороге: одновременно нужно принимать очень много решений. И по этому нерву, конечно, очень сильно скучаешь, потому что это давало значительное ощущение самореализации. Конечно, с точки зрения высшего смысла, нет особого значения, если ты вовремя джингл поставил в эфир и вовремя пластиночку засунул. Тем не менее, в этом что-то было.

В нынешних условиях, когда запустить новую радиостанцию стоит несколько миллионов долларов, и не факт, что она долго протянет, создать такую радиостанцию было бы невозможно.

В общем, это было хорошее время. И не всем, не всем там многое удавалось, на этой станции, но кому удавалось, тем было интересно.

 

Приложение 2. Расшифровка интервью с Олегом Чилапом.

Архив автора. 30 августа 2010 года.

 

Расскажите, с чего все началось?

Началось все задолго до 1994 года, когда был создан «РаКурс».

В 1991 году в средневолновом эфире появляется радиостанция «SNC», которая специализируется на рок-музыке: до шести вечера в эфире звучала отечественная, а с шести часов вечера до двенадцати – западная рок-музыка. Ничего подобного в нашей стране никогда до этого не было. Это была одна из первых первая негосударственных радиостанций. Я слушал эту радиостанцию, и даже подумать не мог, что когда-нибудь могу стать ее сотрудником.

У группы «Оптимальный вариант», в которой я играю, лежала грампластинка в фирме «Мелодия» - она никак не могла пройти худсовет, и лежала там года полтора. И 5 сентября 1991 года этот диск все-таки вышел. А через несколько дней мне позвонил Сергей Галямин, глава русской службы «SNC». («SNC» позиционировали себя очень фирменно. Это не просто был навал пионеров, которые делали колхозный радиоузел. Это были структурированные отделы: русский отдел, зарубежный отдел. Со стороны это выглядело очень серьезно. Хотя, у них не было новостей, это была просто музыкальная радиостанция). Позвонил мне Галямин и говорит: «Я купил в магазине вашу пластинку, я ее послушал, она мне очень понравилась, и я хочу пригласить Вас на интервью».

Мы с ним договорились встретиться на станции метро «Октябрьское поле». Причем, мы друг друга не видели, и он меня спрашивает: «Как я Вас узнаю?» Я отвечаю: «У меня будут длинные волосы и длинный нос». На что прозвучал ответ: «Насчет волос я не знаю, а насчет носа мы еще поспорим, у кого длиннее». И когда я вышел из вагона, я сразу узнал Галямина.

Мы с ним поехали на троллейбусе на эту радиостанцию. Галямин оказался вовсе не такой крутой, как это казалось мне как слушателю. Интересные вопросы он задавал, хотя все они были не импровизированные, а сочиненные заранее. Один из вопросов был следующий: «С какой из великих групп «Оптимальный вариант» хотел бы выступить на одной сцене?» И я понимаю, что мог бы ляпнуть «С Beatles», или «С Pink Floyd», но такое произносить – абсурд полный. И я ему на ходу придумываю ответ: «Мы хотели бы сыграть с группой «Эмерсон, ветер и слезы» (в разное время в англоязычной музыке были группы с тройными названиями: «Земля, ветер, огонь», «Кровь, пот и слезы» и – по фамилиям музыкантов – «Emerson, Lake & Palmer», и я на ходу соединил эти три названия в одно). Галямин оценил эту шутку. 

Интервью закончилось, и в этот момент раздался звонок. Галямин взял трубку: «Да, Анастас Алексеевич. Да, он здесь. Хорошо, я передам». Кладет трубку, и говорит: «Ну, участь твоя решена. Ты работаешь на ‘SNC’». Я спрашиваю: «А что так?». Он говорит: «Намин обычно слушает весь эфир. Эту программу, наше интервью, он слушал, и его зацепило твое «Эмерсон, ветер и слезы». В общем, тебе поступило предложение работать у нас».

Я как-то не был к этому готов. Поэтому я сказал: «Хорошо. Здорово. Спасибо». Поехал домой и рассказал эту историю жене. Жена говорит: «Надо идти и не думать даже». Я спрашиваю: «Как это – идти? Я музыкант. Я хочу, чтобы меня называли поэтом». А она говорит: «Ты что, с ума сошел? Люди мечтают попасть на радио, локтями друг друга распихивают, а тебе так просто предложили. Надо идти».

Я думал ровно два месяца. Придумал себе программу, которую назвал «Репей». Я решил, что буду делать не просто музыкальные программы, а «на стыке». Я в то время бредил Ван Гогом, и решил соединить картины Ван Гога, которые я буду «показывать» по радио, с музыкой американской группы «Doors», которой я тоже в то время бредил.

И я стал писать эссе, то есть текст программы, естественно, используя биографические данные Ван Гога: «Ван Гог упаковал свой мольберт, холст, краски, сел на поезд и поехал на юг Франции, в город Арль, где на перроне его встречал Джим Моррисон из группы «Doors» - и тут идет музыка группы «Doors». И все вот в таком духе. Потом, у меня была программа про Гогена, которая была иллюстрирована музыкой регги Боба Марли. Получался интересный «симбиоз», и достаточно быстро я стал получать восторженные письма.

Я невольно оказался сотрудником радиостанции и робел – потому что коллектив был очень хороший – там был Сережа Галямин, Роберт Редникин (звукорежиссер группы «Ва-Банкъ»), замечательный звукорежиссер Слава Гришин, корреспондентом работал Никита Иванов. Там работала Света Казаринова, которая потом оказалась на «Русском радио». Эта радиостанция в результате дала огромное количество людей, имен… (Но там, конечно, большей частью гонялась музыка, люди «ди-джеили» как могли, а иногда привлекались радиослушатели. Я помню, что меня «наждачило» очень, когда в эфире появлялся человек с ПТУшной кличкой «Пельмень». И когда пришло время уже делать «РаКурс», я решил, что никаких «Пельменей» там не будет).

Я работал не в штате, начинал в эфире у Насти Рахлиной. Она пустила меня в «свободное плавание» - показала все кнопки, и ушла куда-то. Поэтому я выучился быстро и уже пятую передачу вел, как заправский ведущий.

На «SNC» не было такой советской системы, когда за стеклом сидит тетя и следит за всеми твоими оговорками. На фоне обломков советского радио, которое тогда еще дышало, это было пиршество свободы! Там чего только не было: приходили люди, вживую играли на акустических инструментах. И никакой цензуры! Хотя самоцензура была: естественно, непечатных выражений никто не мог допустить, потому что Стас Намин голову бы оторвал.

В 1991 году нужно было переходить на fm-диапазон. Что уж там произошло, я не знаю, потому что лично мне Стас Намин не рассказывал, но найти fm-частоту не удалось. Продолжать работу на средних волнах было бессмысленно, потому что рынок жил в fm-диапазоне. И «SNC» закрылась. Ее сотрудники очень переживали.

Правда ли, что «РаКурсу» досталось «по наследству» оборудование, списанное с «SNC»?

Намин оказался очень великодушным человеком, и все оборудование отдал безвозмездно. Даже джинглы, которые были на «SNC», он «подарил». Их перезаписали - то есть, вместо: «В эфире независимая радиостанция “SNC”» (голос Стаса Намина), звучали слова: «В эфире независимая радиостанция РаКурс» (голос Сергея Галямина).

Еще был джингл: «Для тех, кто соображает по-русски – независимая радиостанция «РаКурс»». Я предложил Галямину подурачиться и прочитать его с другой интонацией: «Для тех, кто соображает – по-русски независимая радиостанция «РаКурс»». Потому что мы не были полностью независимой радиостанцией – мы все равно жили на деньги Щербакова, такие, «по-русски независимые». Были у нас и другие, очень «хохмовые» джинглы: «Процветайте!», «Все, что Вам нужно – это любовь».

Когда «РаКурсу» было уже года полтора, мы к себе в гости пригласили Стаса Намина. Он зашел, увидел оборудование, услышал джингл, и – вы не поверите – у него слезы навернулись.

Может быть, я очень хорошо думаю о Стасе Намине. Может быть, акционерное общество «Курс» выкупало оборудование у Стаса Намина. Но у меня почему-то в памяти отложилось, что Стас Намин сказал: «Берите» – и все.

Итак, в 1992 году, весной – год они просуществовали – «SNC» закрылась. Сотрудники радиостанции горевали очень долго. Но надо было на что-то жить. И Галямин нашел своего товарища, который был совладельцем заброшенного завода прямо за Театром на Таганке. Галямин, Редникин и я устроились туда сторожами. Это были замечательные полгода, потому что охранять там было нечего - там не было ничего. Мы просто приходили на сутки и занимались своими делами. Я читал Гомера, писал песни... Это была замечательная жизнь, до тех пор, пока завод не стал развиваться, хозяин приобрел какое-то количество компьютеров. И я понял, что не хочу сторожить компьютеры с риском для жизни, я лучше буду читать Гомера в другом месте. И мы потихоньку все оттуда свалили. Но это сдружило нас сильно.

Попытки остаться в радио эфире у коллектива «SNC» были. Галямин – очень деятельный человек. Он обнаружил «Вокс». Однажды он позвонил мне и рассказал, что есть такая радиостанция – «Вокс»: «почти то же самое, что и “SNC”». И он предложил: «Давай сделаем программы для них. Мы с Робертом Редникиным делаем программу про русский рок, «Дым Отечества», а ты сделай что-нибудь свое. Например, про «Beatles». Ну, как тут можно было устоять?

Я в резюме пишу, что работал на «Воксе». Однако, все свои программы, которые звучали на «Воксе», я записывал у Галямина дома, а потом в студии радиостанции «РаКурс» (радио еще не было, а студия уже была). И Галямин отвозил их на «Вокс», где он договорился, что в эфире радиостанции «Вокс» будет канал «РаКурс».

Почему такое название? Потому что Галямин к тому времени, с помощью Юрия Спиридонова и Андрея Диденкова (человек, который занимался документальным кино, интересовался инопланетянами), а также Роберта Редникина и Андрея Евдокимова (блюзовый эксперт «номер один» в России, на «Эхе Москвы» ведет блюзовые программы) нашел акционерное общество «Курс».

Человек, который возглавлял это акционерное общество, Андрей Владимирович Щербаков (он меня младше лет на шесть, но у меня язык не поворачивается назвать его Андрей), имел за плечами какое-то убедительное комсомольское прошлое, но вовремя понял, что лучше заниматься производством, и создал акционерное общество «Курс». Они продавали какие-то насосы, перепрофилировав часть военного сегмента промышленности на гражданские нужды.

Ребята нашли этого Щербакова и предложили ему делать радиостанцию. Независимую. За его деньги. При этом ему сказали: «Вы контролировать нас не будете, мы будем делать все, что хотим. Прибыли никакой не будет, будут расходы, будет головная боль, потому что нужно будет договариваться с людьми, распределяющими частоту, нужно будет помещение и т.п.». И самое поразительное, что он согласился.

Дело в том, что незадолго до этого Щербакова нашли Андрей Баранов, Игорь Комаров и Юрий Крашевский, и они уговорили Щербакова выделить две комнаты в помещении АО «Курс» на студию звукозаписи, и тогда «деньги польются рекой». Щербаков, который выглядел как солидный «босс», а внутри был «своим парнем», сначала согласился на студию, потом на радио. И, как человек аналитического склада ума, он быстро сообразил, что радио надо прикрепить к студии.

Галямину было поставлено единственное условие: в названии радиостанции должно было быть слово «Курс». Щербаков, таким образом, хотел продвигать свое акционерное общество. Галямин, недолго думая, предложил «РаКурс», когда мы вместе с ним обсуждали название будущей станции. Я говорю: «Слушай, древнеегипетский бог солнца – Ра. Пусть у нас будет курс на солнце – Ра-Курс». Мы вроде пошутили, но так оно стало и приживаться.

Так вот, Галямин уже договорился со Щербаковым, что мы будем делать радиостанцию «РаКурс», и чтобы немножко потрафить ему, он договорился, что в эфире «Вокса» будет трехчасовой радиоканал «РаКурс». И я делал программу, про «Beatles», хотя на самом деле она была больше литературная. Она называлась «Восемь рук», потому что четыре «битла» – это восемь рук. До этого я делал программу «Репей» на «SNC», представляясь как Олег Чилап. Я подумал, что будет неловко, если я под той же фамилией буду вести программу на радиостанции «Вокс». И я придумал себе псевдоним Дема Кныш. Галямин говорил, что владельцы «Вокса» были в восторге от нашего канала, и, если «РаКурс» так и не запустится, можно остаться работать на «Воксе». Однако, в начале октября 1993 года произошел так называемый «Расстрел Белого дома», и радиостанцию «Вокс» закрыли. Так закончился канал «РаКурс» в эфире радиостанции «Вокс».

Тогда Галямин взял меня за руку и повел на радиостанцию «Рокс», которая тогда была российско-норвежской. Программы делались в России, но вещание шло из Осло. И Галямин очень рассчитывал, как ведущий эфира, попасть в Осло. Я об Осло не думал. Я пришел к какому-то человеку. Тот спросил: «Что ты можешь сделать?» Я сказал: «Давайте я сделаю программу по «Дубровскому» Пушкина и снабжу это музыкой британской группы Jethro Tull». И человек посмотрел на меня, как на сумасшедшего, потому что трудно было понять ассоциации. Я говорю: «Основа – это Робин Гуд. Дубровский – это Робин Гуд, а Jethro Tull играют музыку леса: все «робингудовское» такое, романтика разбойничья». Он сказал: «Ну, давай, подумаем», но в итоге на «Роксе» у меня не получилось ничего. А потом опять звонит Галямин и говорит: «Все-таки Щербаков выпускает радио: приезжай, будем делать».

Почему создание радиостанции заняло так много времени?

В конце 1993 года уже была идея создания радиостанции «Ракурс». Студия звукозаписи уже функционировала. Но еще не подготовлена была «радийная составляющая» - пульты, магнитофоны, вся эта материальная база. Пока договаривались со Стасом Наминым, пока перевозили оборудование, искали инженеров, которые его будут монтировать… Этот весьма сложный процесс длился с осени 1993 по весну 1994 года. 16 марта 1994 года, в тестовом режиме, без живого голоса, «РаКурс» впервые вышел в эфир.

То есть, в первое время на радиостанции звучали исключительно песни?

Да, так продолжалось с 16 марта не то неделю, не то 10 дней. Когда 16 марта 1994 года радиостанция была запущена, мы стали думать, что с этой радиостанцией дальше делать. И я сказал, что я могу предложить культурологические программы про всяких интересных людей, программу про «Beatles», и поэтическую программу. Андрей Евдокимов, который любит блюз, сказал: «Почему бы нам тогда не делать блюзовую программу?» И я сказал: «Конечно, блюзовую программу тоже надо делать». В общем, я понял, что очень сложно договариваться: достаточно муторно все это происходило.

В итоге, Евдокимов проработал на «РаКурсе» весьма недолго и быстро ушел оттуда. То же самое случилось и с Настей Рахлиной. Она проработала чуть дольше, причем она вела какие-то гостевые программы, в том числе и «собачью» программу - то есть, в студию приходили владельцы собак. Видимо, Настя была собачницей, и ей эта тема была близка. Но очень быстро стало ясно, что с этими же программами можно идти на телевидение, и получать в разы больше и больше «светиться».

Но уже стал складываться костяк радиостанции «РаКурс». Галямин – главный редактор, его заместителями были Роберт Редникин и я. Был Никита Иванов с «SNC», был Слава Гришин. То есть, там собиралась рок-н-ролльная публика.

Но я сразу подумал, что нужно делать не рок-н-рольную радиостанцию, а культурологическую. Я говорил Галямину: «Понимаешь, только рок-н-ролл – это достаточно убого. Рано или поздно нас станут слушать одни ПТУшники, и это будет очень угрюмо и уныло. Рок-н-ролл – всего лишь сегмент огромного культурологического «плавильного котла». У нас должна был музыка любая – роковая, джазовая, фолковая, этническая, только не «пласмассовая». Пусть будет лучшая советская эстрада – Утесов, Бернес, пусть будет Пугачева в лучших ее проявлениях. И пусть при этом будет кино, история, философия, литература, детские программы!»

Галямин забоялся это делать, но я потихоньку стал «протаскивать» эту идею. Потому что, например, радиостанци